"Склад" — гласит вывеска на входе в подвальчик одного из минских дворов, где ютится агентство БелаПАН. Журналист Алесь Липай создал свою независимую информационную компанию 24 года назад — практически одновременно с подписанием Беловежских соглашений о прекращении существования СССР, за три года до прихода к власти несменяемого президента.

"До сих пор мы не проиграли ни одного суда по достоверности информации, а претензий к нам было немало. На заре правления Лукашенко, к примеру, мы схлестнулись с главой КГБ, - рассказывает Алесь Липай, по словам которого главный принцип агентства - публиковать только объективную и проверенную информацию. - Живем мы за счет подписки. Среди наших клиентов — иностранные посольства и частные компании. Государственным предприятиям подписываться на нас нельзя".

Алесь Липай БЕЛАПАН
Foto: DELFI

На фото: руководитель независимого информационного агенства БелаПАН Алесь Липай.

"Наверное, власти все же выгодно, чтобы мы существовали - мы даем возможность показать ОБСЕ и другим международным организациям, что в стране есть независимая пресса, - говорит Липай. - Но особо разгуляться нам не дают. Скажем, вчера закончилась трехдневная DDOS-атака на наш сайт - после публикации о том, как студентов и рабочих согнали на религиозно-политическую акцию "Молитва за Беларусь".

Почему Лукашенко в пятый раз в списке кандидатов?

- После прихода ко власти в 1994 году Александр Лукашенко дважды избирался главой государства. В 2004 году он провел народный референдум, благодаря которому в Конституцию внесли поправки, отменившие ограничение в два срока на полномочия президента. Теперь он может баллотироваться сколько угодно раз, чем и пользуется.

По белорусскому законодательству, предвыборная компания объявляется не позже, чем за 90 дней до истечения полномочий. На самом деле, президентский срок Лукашенко истекает в январе, но очередные выборы решили назначить почти на три месяца раньше. Причина - плачевная ситуация с экономикой, которая с каждым месяцем становится все хуже. Вот и решили провести выборы сразу по окончании дачного сезона, чтобы обеспечить явку.

Беларусь выборы
Foto: DELFI

На фото: Белорусский республиканский союз молодежи агитирует голосовать. За кого? Смотрите, на чье фото поставлена галочка.

Зачем люди голосуют, если понятно, кто победит?

- Для кого-то это привычка, кто-то считает это гражданским долгом, но многие отправляются на выборы в добровольно-принудительной форме. За пять дней до выборов (6 октября) объявляется досрочное голосование, на которое в принудительном порядке сгоняют работников госпредприятий и учреждений. Смену или студенческий курс загружают в автобус и везут на участок. С учетом того, что 80% ВВП страны дают госпредприятия, на них занята значительная часть жителей Беларуси. Хором голосуют и армейские части. В итоге, процентов 30% голосуют досрочно, и понятно, за кого.

Когда мы спросили главу ЦИК, на чьей она стороне — руководителя, который заставляет идти на выборы, или на стороне работника, она ответила: я понимаю, что если человек не проголосует, то у него будут проблемы с начальством. Но это его выбор — не иметь проблем или иметь проблемы. Хотя, казалось бы, глава Центризбиркома должна была заявить: никакого давления на выборах быть не должно. (Полный текст онлайн-конференции с председателем ЦИК Беларуси Лидией Ермошиной)

Зачем нужны другие кандидаты и откуда они берутся?

- Политических партий, в европейском понимании, в Беларуси нет. Есть лишь клубы диссидентов, члены которых не представлены не то, что в парламенте, но даже в местных советах. В Беларуси — мажоритарная система парламентских выборов: каждый депутат выставляет самого себя. Его и выбирают. В итоге, в нашем парламенте сидят 110 назначенных сверху людей, нет никаких фракций и никакой борьбы. Занимаются они лишь тем, что послушно подписывают все законы, подготовленные администрацией президента. Абсолютная имитация политического процесса.

Можно не сомневаться в том, что ни один кандидат, неугодный власти, попросту не был бы зарегистрирован, даже если бы он собрал 100 000 подписей. И все же сегодня власти особенно выгодно выставить альтернативных кандидатов и предъявить всему миру "демократичные выборы", чтобы с Беларуси были сняты все санкции.

Пока все разыгрывается как по нотам, но можно не сомневаться, если что пойдет не так, сразу будет вызван ОМОН и произведена зачистка. К примеру, в прошлый раз семь кандидатов в президенты получили сроки за то, что вывели людей протестовать на улицы и жестко критиковали Лукашенко. Позиция у президента такая: всех, кто высунулся, наказать, чтобы другим неповадно было.

То, что в конце августа Лукашенко распорядился выпустить шестерых политзаключенных, в том числе бывшего кандидата в президенты Николая Статкевича, не стоит считать победой прогрессивных сил. Для президента Беларуси это лишь очередная демонстрация власти: я в любой момент могу посадить и в любой момент выпустить. В общем, как говорит Лукашенко: не все в Германии 30-х годов было плохо.

Беларусь выборы
Foto: DELFI

На фото: все кандидаты на президентских выборах-2015 в Беларуси.

Кто претендует на роль президента в этот раз?

1. Реальная оппозиция. Татьяна Короткевич. Единственный оппозиционер из всех кандидатов. Изначально ее выдвинуло объединение пяти партий "Народный референдум", целью которого было проведение референдума по ряду важных внешне- и внутриполитических вопросов, в том числе по поводу ограничения количества сроков президента.

Но в этом объединении все очень непросто. Уже после выдвижения Татьяны один из членов "Народного референдума" — партия Белорусский народный фронт (БНФ) — заявил, что выходит из "Народного референдума". Партия, в которую формально входит сама Татьяна — Белорусская социал-демократическая (Грамада) — осталась в "Народном референдуме", но сказала, что не будет поддерживать Татьяну. Сегодня ее поддерживает общественное движение "Говори правду!", но это формально незарегистрированная партия. Как бы то ни было и как бы не критиковали Короткевич другие оппозиционные силы, но она — единственная из кандидатов представляет силу, которая критикует Лукашенко.

2. Штатный спарринг-партнер. Сергей Гайдукевич. Председатель Либерально-демократической партии. Когда-то пытался торговать нефтью с Хуссейном, сейчас ведет более скромный бизнес.

Называет себя оппозиционером, но работает абсолютно в унисон с нынешней властью Лукашенко. Он не в первый раз выдвигается на президентские выборы, становится кандидатом и получает пару процентов голосов. Гайдукевича называют "штатный спарринг-партнер" — он создает иллюзию демократии в стране.

3. Пророссийский атаман. Николай Улахович. Самый неожиданный кандидат. Бывший советский военный, сегодня — заместитель председателя правления по строительству Минского областного потребительского союза. Кроме того, он возглавляет объединение "Белорусские казаки".

Улахович занимает прокремлевскую позицию, выступает за еще большую интеграцию с Россией. Считает, что только с ее помощью Беларусь может выбраться из "мирового экономического кризиса", в котором его страна не виновата. Есть мнение, что он был допущен на эти выборы, чтобы создать образ сторонника "русского мира", на фоне которого Лукашенко выглядит национально ориентированным патриотом и даже немножко националистом.

Есть ли у кандидатов программы управления страной?

- Есть, но преимущественно это громкие лозунги и общие слова. Трудно себе представить, как кандидаты это реализуют, придя к власти. С другой стороны, они хорошо понимают, что президентами не станут. Им важно заявиться, чтобы после выборов получить какие-то дивиденды.

Улахович не скрывает, что хотел бы более высокую должность. Короткевич открыто говорит, что если после выборов ей предложат работу в структурах власти — например, депутатом парламента или членом правительства — она согласится. Но правительство и парламент в нашей стране ничего не значат — все решается в администрации президента. Правительство может только подать предложение. Парадокс, но у нас помощник Лукашенко по экономическим вопросам — выше, чем премьер-министр Беларуси.

Насколько популярен сегодня Лукашенко?

- Точные оценки получить невозможно. Выборы не дают реальной картины, а статистические институты в нашей стране не работают. Лет десять назад в Беларуси ввели аккредитацию для проведения соцопросов — разрешение дано всего трем госорганизациям, в том числе информационно-аналитическому центру при администрации президента. Им платит Лукашенко. Доверия к ним никакого.

Сами подумайте, что вы ответите, если в тоталитарной стране к вам домой приходит человек с опросным листом и интересуется, поддерживаете ли вы действующего президента? К тому же, в цивилизованных странах общественное мнение появляется в результате взаимодействия мнений отдельных граждан и общественных институтов — прессы, политических партий, движений, но в Беларуси лишь одно мнение правильное. Нет у нас свободных площадок, которые генерируют общественные дискуссии, и куда люди могут прийти без страха быть наказанными за выражение иного мнения.

Скажем, в 2011 году сразу после выборов из-за обвала экономики в стране начались молчаливые акции протеста — тысячи людей выходили на улицы и хлопали в ладоши в знак возмущения (за слова могли сразу арестовать). Но это не превратилось в серьезное политическое движение с четкими требованиями и сильными лидерами. В итоге, оппозиция была быстро и полностью разгромлена.

Тем не менее, можно не сомневаться, что сегодня Лукашенко спокойно победил бы даже на открытых выборах — его поддержка невероятно усилилась в связи с событиями на Украине. Белорусская пропаганда, воспользовавшись жуткими картинками российской пропаганды, преуспела в донесении мощного месседжа: перемены ведут к войне. Только Лукашенко способен контролировать ситуацию.

Белорусы, как заговоренные, стали молиться на Лукашенко, как залог мира и порядка в стране. Их главный мотив: "абы вайны не было". Эта позиция большей части населения позволяет власти проводить самые непопулярные шаги, связанные с тяжелым экономическим положением.

В какие условия поставлены кандидаты?

- По закону, все кандидаты должны получить равные условия для проведения агитации. Трем кандидатам дали возможность на два получасовых обращения по ТВ (объявить свою программу) и один час теледебатов (поговорить друг с другом), на которые Лукашенко даже не пришел. Зачем? Он и так каждый день не сходит с экранов. Он в каждом выпуске новостей на всех главных телеканалах страны, а где он не сеет разумное и вечное, там жуткие картинки с Донбасса.

Ничто не отвлекает белорусский народ от созерцания президента, даже российские каналы, полные версии которых у нас изъяли из пакетов всех кабельных операторов. Случилось это еще в апреле 2009 года. Накануне в воскресенье показывали программу Марианны Максимовской "Неделя", в которой журналист-минчанин Леня Канфер сделал очень ироничный сюжет про сына Лукашенко Николая Александровича. Лукашенко это сильно задело. Уже во вторник устроили собрание руководителей всех кабельных операторов Беларуси, которое постановило: по многочисленным просьбам телезрителей, мы изымаем из пакетов российские кабельные каналы, потому что людям… слишком дорого за это платить. По иронии судьбы, это случилось 2 апреля — в День единения народов Беларуси и России.

Теперь у нас вещают только модифицированные каналы типа РТР-Беларусь, НТВ-Беларусь, где любые сюжеты легко выбрасываются с заменой на местный контент. Любая критика Лукашенко там однозначно вырезается. Был момент, когда в 2010 году, перед самыми выборами, отношения Путина и Лукашенко резко ухудшились, а на канале НТВ сразу стали демонстрировать документальный сериал "Крестный батька" с жесточайшей критикой Лукашенко — рассказывать, как в Беларуси пропадают люди, как обворовываются белорусы… Но за две недели до выборов Лукашенко поехал в Кремль, поговорил с кем надо — критика тут же закончилась.

Беларусь выборы
Foto: DELFI

На фото: агитация идти на выборы висит в самых неожиданных местах.

Как на самом деле происходят выборы?

- Несмотря на имитацию либеральной атмосферы, результатам этих выборов, как и прошлых, нельзя верить по той простой причине, что подсчет голосов - крайне непрозрачный. Наблюдателям разрешено присутствовать на участке, но подсчет ведется так: члены избирательной комиссии, около 15 человек, обступают стол, на который высыпают все бюллетени, а наблюдатели созерцают лишь спины и зады. Как только кто-то пытается протестовать, председатель комиссии зовет милицию и предлагает вывести непослушных под предлогом, что они мешают работе комиссии. И такое случалось неоднократно.

Урны никто не охраняет. Несмотря на то, что каждая урна должна считаться раздельно, в конце дня все бюллетени сваливаются на стол, который обступает комиссия. Каждому члену дается своя стопка, он считает и сообщает число своих голосов председателю. Но это не важно, ведь у председателя комиссии, скорей всего, есть готовый и заполненный протокол. Никто (даже внутри комиссии) реально не знает, как проголосовали люди. Технология отработана до совершенства.

После голосования все бюллетени опечатываются и свозятся в Центризбирком, где уничтожаются через полгода. Если у них есть желание узнать реальную картину — это возможно. Но нам об этом не сообщат.

Куда ведет страну Лукашенко?

- В какой еще стране Европы за последние пять лет случилось три девальвации? С момента прошлых выборов национальная валюта упала на 280 процентов! Только за последний год - на 70%. И, скорей всего, после нынешних выборов случится очередное резкое падение белорусского рубля.

В прошлых предвыборных обещаниях Лукашенко клялся, что к следующим выборам средняя зарплата по стране будет не меньше тысячи долларов — сейчас она чуть больше 400. Это даже ниже, чем перед прошлыми выборами — тогда было более 500. Вот вам и достижения пятилетки Лукашенко.

Последние лет десять экономическая политика строилась на постоянных займах: взяли кредит, а как подошел срок отдавать, взяли следующий. Раньше курс рубля искусственно поддерживался за счет игры Нацбанка — продажи золотовалютных резервов и получения кредитов у России. Сейчас золотовалютные резервы иссякают, Россия не может давать столько, сколько Лукашенко надо. Ему удалось перенести отсрочки по кредитам с 2015 на 2016 год — после выборов. Но проблемы не решаются.

Власть постоянно придумывает новые налоги, в том числе достаточно экзотические. Налог на тунеядство - 300 долларов в год. Налог за допуск к автодвижению, который платят после техосмотра. Подумывали о налоге на выезд за границу — 100 долларов, но хватило ума его не вводить.

Все сколь-нибудь прибыльные сферы находятся под государством. И не развиваются в конкурентной борьбе. В итоге Беларусь не производит конкурентоспособные товары. Если раньше мы выигрывали хотя бы по цене — наши товары были не так привлекательны, но дешевле, то теперь цены сравнялись, а иногда наши даже дороже. Это нонсенс, когда польские или немецкие товары, пройдя все дороги и пошлины, продаются по той же цене. Тем более, что там у работников зарплаты повыше наших будут. Откуда тогда берется белорусская цена? Из неэффективности.

Если у крупного завода начинаются крупные проблемы, государство бдительно следит, чтобы никто никого не увольнял — трудовой коллектив сохраняют, переводя на неполную рабочую неделю или периодически отправляя в неоплачиваемый отпуск, чтобы не было массовых потрясений и безработицы.

Терпению белорусов можно только поражаться. Они спасаются домашним хозяйством. Сидят все лето на даче, делают закатки, собирают грибы-ягоды. Привыкли сами о себе заботиться. И в то же время, привыкли к иждивенчеству в рамках государства: низким тарифам на коммуналку, на электроэнергию, на транспорт… Но после этих выборов дешевая жизнь может закончиться — кредиторы (российские и МВФ) давят на Лукашенко, чтобы народ полностью оплачивал коммунальные услуги.

Почему Запад смирился с Лукашенко?

- После подписания Минских соглашений по Украине Запад заметно изменил отношение к Лукашенко. На фоне Путина он им кажется просто ангелом. В итоге, букет цветов и вовремя пододвинутый к фрау Меркель стул были восприняты весьма благосклонно.

Последнее время, на фоне наплыва беженцев в Европу, все чаще можно услышать мнение: может, некоторые диктаторы не так уж плохи? Мол, был диктатор в Ливии, хотя бы был порядок. Убрали — хаос. Сидел на троне Башар Асад — в Сирии был порядок, начали трон шатать — беспорядки… Но это сравнение с Беларусью некорректно. Нельзя забывать, что в тех странах все строится на племенных и клановых отношениях. Такие правители, как Каддафи, Хусейн держали в руках нити и связи между вождями племен, чтобы каждый не залезал в чужую зону интересов. Когда диктаторов убрали, племена снова начали воевать между собой. Но почему Беларусь надо сравнивать с этими странами? У нас нет кланов...

Подумайте, хотите ли вы жить в стране, где у людей нет хотя бы формальной возможности выбирать свой путь? Где без суда и следствия сажают людей? Где на улице задерживают за то, что говоришь по-белорусски, вменяя в вину мат и оказание сопротивления милиции? Причем, свидетельские показания дает сам же милиционер? Можно привести миллион причин, почему для белорусов жизнь с Батькой — лучше, но о том, так ли это на самом деле, лучше спросить у самих белорусов.