Портал Delfi запустил серию материалов "Поуехали" о том, как наши бывшие соотечественники живут в разных городах и странах мира: почему покинули родину, как выбрали новую гавань, какие трудности встретили, что привлекло на чужбине, кто им помогает и мешает, чем отличается менталитет и порядки новых сограждан, на каких условиях они бы вернулись в Латвию.

C начала века Латвию покинуло около 270 тысяч жителей — это чистые потери "уехавшие минус вернувшиеся". По официальным данным, на 2015 году в Великобритании проживало около 109 798 бывших жителей Латвии. Эта страна — крупнейший реципиент латвийцев. Brexit может основательно подкорректировать эти данные, но в ближайшие два года они вряд ли сильно изменятся…

Петр Владимиров
Foto: No privātā arhīva

На момент "сваливания" Петру было 34 года. Он чувствовал себя состоявшимся профессионалом.

Петр — востребованный айтишник. Более 15 лет занимается внедрением и поддержкой ERP системы Microsoft Dynamics NAV (Navision) — компьютерной системы управления, которая позволяет вести учет и планирование всех аспектов бизнеса, от финансов и закупок до логистики и кадров. Начинал он работать с этим продуктом в Латвии в 2000 году. Сегодня эту систему используют несколько сотен средних и крупных компаний, вроде продуктовых концернов, банков, лесопилок, строительный бизнес, аптеки и т.д.

Работать удаленно, как многие программисты, Петр не может. Он — человек-оркестр: программист и консультант, что предполагает физическое общение с клиентами и жизнь в стране заказчиков.

"Я работал сперва на кого-то, потом на себя и зарабатывал, как никто — в хороший месяц по 2-3 тысячи латов, а в отличный и поболе. Ведь в Латвии что-то понимают в этом деле человек 100, из которых многие уже свалили, — рассказывает Петр. — И надо сказать, что экономический кризис в стране мои позиции лишь укрепил — предприятия, как никогда, хотели оптимизировать свою деятельность. Я никогда так хорошо не зарабатывал, как в 2008-2010-х годах. Рынок ERP систем в мире растет по 40% в год — работать некому".

Такого уровня Петр достиг преимущественно путем самообразования, не считая нескольких профильных курсов с сертификатами. "Несколько раз я поступал в разные вузы Латвии, но курсу к третьему снова и снова убеждался, что в этой стране нет нормального образования: требуют, чтобы ты ходил на идиотские лекции, где плохо одетые и плохо зарабатывающие люди тебя жизни учат", — рассказывает Петр.

Одной из причин отъезда он называет отсутствие перспектив для профессионального роста: "рынок сравнительно маленький, деньги заработать можно, но скучно, новых проектов почти нет, все время идет повтор того, что делал раньше — в общем, уперся в потолок". Притом что утверждает: на "безбедную жизнь всегда хватало". В Британии же ему приходится иметь дело с проектами на полмиллиона-миллион. "Такие деньги привлекают крепких профессионалов, с которыми интересно иметь дело".

И все же главная причина отъезда — не эта. На момент отъезда в 2011 году у Петра уже была семья и трое детей (8, 5 и 2 года). Старшая дочка пошла в первый класс. "Когда я оказался в этой школе, то увидел… свою: в Латвии 25 лет независимости, а в школах — совок совком. И я понял: надо спасать детей. Конечно, первой на ум пришла Англия — все же по-английски я хоть что-то волоку. В Америку автоматического попадателя еще не изобрели, а жить там пять лет на рабочей визе и зарабатывать копейки не хотелось".

Работу в Великобритании он себе нашел за две недели — через профессиональную сеть LinkedIn, "где пасется толпа хэд-хантеров, чей бизнес — подыскивать персонал. На день полетел в Англию, где на поезде объехал полстраны, встречаясь с потенциальными работодателями в привокзальных забегаловках — не было времени даже до офисов доехать. Все собеседники сделали мне заманчивые предложения, вернувшись в Латвию, я выбрал самое дорогое". Еще через две недели семья съехала.

Офис располагался в маленьком городишке с населением 6000 человек, неподалеку от Бирмингема. "Оказалось, что в настоящей Англии вся жизнь происходит именно в таких деревнях: там все жители коренные, примерно одного уровня доходов, нет преступности, двери можно не запирать. У нас максимум, на что можно рассчитывать, это новый дом, в котором собрались люди определенного среза общества и хотят жить по-человечески, а напротив может быть старая девятиэтажка, в которой люди в лифтах, извините, писают и собак на детской площадке выгуливают. В Латвии все перемешано, а в Англии слои почти не смешиваются".