Foto: Shutterstock
Летом 2020 года в Латвии утонули семь маленьких детей: всем им было менее четырех лет. 21 утонувший в течение года был младше 24 лет, и в пандемийном году вода стала главным внешним источником детской смертности, обойдя дорожно-транспортные происшествия. Что происходит? Почему латвийские власти упорно "топят" финансирование качественных программ обучения плаванию, и можно ли не допустить трагедий на воде?

"Взрослая" статистика выглядит не лучше. Всего в прошлом году утонуло 128 человек, что на 24% больше, чем годом ранее. Это в пять раз больше, чем в среднем по Европе. И это лишь те случаи, где спасатели ГПСС сами присутствовали при смерти, что почти вдвое сужает реальную ситуацию.

"Отчасти этот рост объясняется тем, что лето было жарким, а в "ковидный" год у большинства не было возможности ехать купаться где-то за рубежом, — говорит глава Федерации плавания Латвии Айварс Платоновс. — Бассейны были долго закрыты, а природные водоемы у нас далеко не все безопасны. Мы видим, что статистика каждых 3-4 года снижается, а потом снова растет. Это показывает, что у нас нет систематического подхода к проблеме. Люди утонули — власти забили тревогу, а потом забыли… Государство не работает планомерно на снижение статистики. В странах, где этим занимаются серьезно, таких трагических всплесков нет".

Seko "Delfi" arī Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!