Foto: Māris Morkāns

Это видео шокировало миллионы зрителей: из мертвых "воскрес" Хавьер Вальдес Карден, мексиканский журналист, известный борец с преступными группировками и наркомафией. Социальная реклама, в которой при помощи технологии deepfake оживали убитые журналисты, в этом году получила сразу девять "Каннских львов" — главных наград в глобальном мире рекламы. Автор идеи, креативный директор рекламного агентства Publicis Baltics, коренной москвич Андрей Тюкавкин уже пять лет живет в Риге.

"Господин президент Андрес Мануэль Лопес Обрадор! Меня зовут Хавьер Вальдес, я журналист и писатель. 15 мая 2017 года я был убит — по приказу кого-то, кому не нравились мои публикации. Но вот я вновь перед вами и говорю. Сейчас мир сотрясает пандемия, но несмотря на это, мы должны продолжать разговор и о других напастях, от которых страдает Мексика. Они уже унесли очень много жизней. Я не боюсь, господин президент, потому что меня не могут убить дважды…" — с таких слов начинается первое обращение к президенту страны воскресшего журналиста, основателя ежедневной газеты Ríodoce самого криминального в Мексике штата Синалоа, автора нашумевших книг о наркоторговле, жизни жен и любовниц наркобаронов и эксплуатации детей в незаконном бизнесе.

"Воскресший" Хавьер Вальдес потребовал у власти исполнить свой долг — покончить с молчаливой круговой порукой в верхах, расследовать преступления наркокартелей и начать с ней бороться.

По данным инициаторов "оживления" — мексиканской организации защиты журналистов Propuesta Cívica ("Гражданская инициатива") — в современной Мексике за последние 10 лет были похищены или убиты более 40 тысяч человек. Почти все преступления против сотрудников СМИ остаются безнаказанными, а президент страны публично называет репортеров "таблоидными распространителями лжи, грязи и слухов".

Кампания Propuesta Cívica началась с того, что вновь заработали твиттер-аккаунты погибших журналистов — они "говорили" о своих убийствах и наркобизнесе. На этом этапе к истории подключился Андрей Тюкавкин, который в то время интересовался возможностями использования в рекламе технологии воссоздания "как живых" образов — deepfake. В частности, предлагал одной латвийской государственной организации "оживлять" латвийцев (каких конкретно — он расскажет сам). Там идея не нашла поддержки, а в Мексике все сошлось: deepfake ("глубокая подделка") превратилась в deeptruth ("глубокую правду") — некоммерческий проект ‘#StillSpeakingUp DeepTruth’ ("По-прежнему говорим глубокую правду").

До этого у Латвии было два "каннских льва" за всю историю:

  • 2008 год — агентство !MOOZ впервые получило серебряного "льва" в категории Direct (прямого действия) за кампанию Дирекции дорожной безопасности „Orgānu donori" ("Доноры органов"), направленную против дорожных лихачей. Кампания призывала их жертвовать органы (все, кроме мозга) в пользу тех, кто не рискует своими и чужими жизнями на дорогах.
  • 2013 год — бронзового "каннского льва" удостоилась социальная кампания Velofender, которая привлекла внимание к кражам велосипедов. Пять велосипедов, оснащенных GPS-устройствами, разместили в разных местах Риги, в качестве приманки. Каждый мог следить за перемещениями угнанных транспортных средств с помощью интерактивной карты. В кампании принял участие лидер группы Prāta Vētra Ренарс Кауперс, неоднократная жертва велосипедных воров.

Смелый эксперимент команды Андрея Тюкавкина принес Латвии еще девять "львов", в том числе и небывалый Grand Prix.

Интервью с героем случилось буквально на чемоданах: из увитого розами домика в Вецаки Андрей перебирался в не менее сказочный домик Царникавы. Фотосессию назначили в офисе Publicis Baltics — роскошном здании югенд-стиля на улице Алберта. Наслаждаясь чаем на природе, Тюкавкин не скрывает, жить в Риге ему и его многодетному семейству — комфортно и приятно. И это очень продуктивно.

Кому принадлежат Латвия и ее "сливки"?

- Вас какими судьбами вас занесло в Латвию?

- Вообще-то я коренной москвич — первые 30 лет жил в столице России. И будущее казалось предрешенным: я вырос в семье программистов, с детства разбирал и собирал компьютеры (что важно, после этого они еще работали), с трех лет читал и писал коды, а свою первую программу создал в 6 лет, в 1991-м году — это был учет динозавров, которыми я тогда страстно увлекался… Поскольку программирование выбрали за меня, все время хотелось чего-то своего — решил попробовать себя в рекламной сфере, которая в 90-х в России бурно развивалась.

Seko "Delfi" arī Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!