Фото: DELFI kolāža
Имя Олега Гаврилова хорошо известно в латвийском футболе и мире спорта. В свое время оно затмевало имена футболистов и тренеров — правда, не в лучшем смысле. Гаврилов — единственный человек, получивший пожизненную дисквалификацию. Сейчас он каждый месяц проводит несколько дней в Даугавпилсском суде, ожидая решения по своему первому делу.

Несмотря на то, что об интервью мы договорились за пару месяцев, перед разговором Гаврилов с иронией спросил, кто подослал журналистов и сколько нам за это заплатили. Он ошибся — в Даугавпилс мы приехали без "дополнительной мотивации", потому что имя Гаврилова время от времени все еще "всплывает" в мире латвийского футбола. Его настороженность можно понять, потому что им до сих пор интересуются правоохранительные органы и, вероятно, есть у него и враги. Но на детекторе лжи нас все-таки не проверяли.

Почти полтора часа мы беседовали с Гавриловым о латвийском футболе, о том, как он попал в эту сферу, коснулись неудобных вопросов о ставках на тотализаторах, и в эти моменты он просил выключить диктофон. "Возможно, в другой раз — на включенный диктофон — скажу, что происходило в латвийском футболе, но пока — нет", — отметил Гаврилов. За свою жизнь (а ему 54 года) почти двадцать лет он занимал пост руководителя футбольного клуба. Из разговора стало ясно, что за многие публичные высказывания позже Гаврилову пришлось дорого заплатить, однако ему хорошо известно, что ошибки допускал не только он, но и его коллеги по цеху.

ногие, кажется, не знают, но в свое время вы и сами играли в футбол. Чего вы добились? Мы читали, что вы в составе Илукстенской молодежной команды играли в республиканском финале.

Да, я играл в Илуксте. Молодежная команда была в тройке-четверке. Играл у тренера [Владимира] Винокурова. Во взрослой команде тоже играл у Винокурова. В СССР это был класс "Б". Потом я ушел учиться в военный авиационный институт (Даугавпилсское высшее военное авиационное инженерное училище имени Яна Фабрициуса — авт.), теперь я офицер запаса. Там тоже немного играл, но уже не на таком уровне, чтобы попасть в какую-нибудь нормальную команду. Играл вместе с ребятами, которые потом попали, к примеру, в рижскую "Даугаву". Был такой нападающий [Павел] Трубач, Виталий Ванин (дядя Андриса Ванина — авт.), Дзинтарс Бабрис, который сейчас работает в Илуксте. Не общаюсь с ними, уже много времени прошло. Здороваюсь, если встречаю в городе, но в основном все уехали кто куда.

Почему вы ушли из футбола?

Я ушел из футбола, ушел из военной авиации. Вернулся в Даугавпилс и начал вести предпринимательскую деятельность. Это были лихие 90-е. В 1996 году мне было 29 лет, и я получил "в подарок" команду Vilan-D.

Каким был бизнес в Даугавпилсе в лихие 90-е?

Работа спорилась. У нас была компания, которой принадлежали два "супермаркета", еще была транспортная компания с 15 машинами, база розничной торговли, компания по перегрузке нефти. Были кафе, рестораны — достаточно серьезный бизнес.

Как же вы вернулись в футбол?

Меня попросили помочь команде Vilan-D, которая почти увязла в финансовых проблемах. Меня уговаривали: "Помоги, потом мы получим деньги от УЕФА, будут спонсоры, и ты вернешь свои деньги". Я помогал месяц, два, полгода — но ни денег от УЕФА, ни спонсоров.

Президентом Vilan-D, кажется, был Свиридов. Он позже покинул команду, но я уже начал помогать. Мне сказали, чтобы я хотя бы футболистов юридически оформил на себя, чтобы вложенное никуда не пропало. В первый год потратил около полумиллиона долларов. Зарплаты, премии и так далее. Мы тогда находились в тройке.

Сколько же Гаврилов из своего кармана вложил в футбол?

Сами посчитайте. Каждый год выходило около 300-400 тысяч евро, в футболе я был 19 сезонов. Возьмите калькулятор. Чемпионский год был самым дорогим, кажется, около 600 тысяч. Солидная сумма? Это субъективно. В сравнении с чем солидная сумма? Со "Сконто", "Вентспилсом", "Лиепаяс металургс"? На фоне этих клубов мы были эдакими слабаками. Если в сравнении с Резекне и БФЦ "Даугавпилс", то достаточно солидный бюджет.

Зачем вы все это делали? Зачем вкладывали деньги, время, средства?

Застрелиться можно, честное слово. Дурак. Мне было 29 лет. Сейчас смотрю и думаю, зачем… Так много вложил. Мы еще с Гунтисом Индриксонсом спорили насчет сумм. Он говорил, что вложил 15 миллионов, но он владеет всем холдингом "Сконто". Я один в Даугавпилс вложил около пяти миллионов, если не считать деньги из еврокассы, трансферы игроков и вложения некоторых спонсоров. 

Чтобы продолжить чтение, оформите абонемент.

Пожалуйста, подождите!

Мы подбираем для вас наиболее подходящее предложение подписки...

Loading...

Предложение о подписке не отображается? Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы или перезагрузите страницу.
В случае вопросов пишите на konts@delfi.lv

Любуйтесь латвийской природой и следите за культурными событиями в нашем Instagram YouTube !