Foto: DELFI
Ситуация в Агенскалнсе: пошатывающийся пожилой мужчина с крепко зажатым в руках российским флагом и молодой человек, вырывающий у него этот флаг, лаконично иллюстрируют, чем весеннее обострение этого года отличается от того, что мы видели раньше. Использование российского флага в то время, когда эта страна совершает военные преступления, жестоко убивая жителей Украины, вызывает возмущение и горячие споры о пробелах в интеграции. В этом виноваты неспособность отказаться от чуждых Латвии символов, возможность России контролировать часть информационного пространства, слишком медленные реформы системы образования и инертность самих латышей в построении отношений на национальном и индивидуальном уровне с другим - в основном русскоязычным – сообществом.

Нормальная ненормальная ситуация

Общество — не однородная масса, где взгляды на происходящее у всех совпадают и вызывают схожие эмоции. Различные мнения приводят к противоречиям. Единственный вопрос — насколько радикально эти мнения отличаются и сколько людей их придерживаются. "Жители имеют разные мнения. Это не означает, что они не интегрированы. Некоторые считают, что им следует уехать в другую страну. Некоторые считают, что годовщину вооруженного государственного переворота следует отмечать. Плохо ли они интегрированы? Здесь важна сплоченность, о которой можно судить по тому, счастливы ли люди, довольны ли, удовлетворены ли и так далее. Дела с этим шли негладко. Даже среди носителей латышского языка не все хотят жить в Латвии, потому что по разным причинам не чувствуют себя здесь счастливыми", — говорит социальный антрополог Клавс Седлениекс.

Этнический разрыв между латышами и русскоязычными становится более очевидным, если посмотреть на их политическую активность и, например, на их возможности работать на ответственных должностях в государственном управлении, объясняет социальный психолог Иварс Аустерс. Как он отмечает, недавно выявился еще один аспект — было публично заявлено, что существует только одно правильное мнение и единственное, что нужно сделать — это принять его. Одних хвалят: "Ты можешь это сделать!", а другим говорят: "Если тебе не нравится, пакуй чемоданы!". Культуролог Денис Ханов считает сложившуюся в латвийском обществе ситуацию катастрофой: "То, что происходит сейчас, — это дезинтеграция и разрушение всех общих пространств и мостов для дискуссий, чтобы как можно сильнее радикализировать общество".

Однако первый министр особых поручений по делам общественной интеграции Нилс Муйжниекс, вступивший в должность 20 лет назад, подчеркивает, что хотя ситуация не очень хорошая, в прошлом были ситуации куда сложнее. Например, огромные массовые протесты против реформы образования во время работы его министерства и ситуация восстановления независимости Латвии.

Чтобы продолжить чтение, оформите абонемент.

Пожалуйста, подождите!

Мы подбираем для вас наиболее подходящее предложение подписки...

Loading...

Предложение о подписке не отображается? Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы или перезагрузите страницу.
В случае вопросов пишите на konts@delfi.lv

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!