Foto: AFP/Scanpix

7 июля премьер-министр Британии Борис Джонсон ушел в отставку. Она назревала в течение последних нескольких месяцев. В начале июня Джонсон успешно прошел вотум доверия среди депутатов от Консервативной партии, но полученные им 59% голосов только усилили уязвимость. Вспоминались исторические прецеденты, всегда важные в Альбионе. Его предшественница Тереза Мэй в конце 2018 года тоже выиграла подобное голосование — и через полгода вынуждена была уйти в отставку. Маргарет Тэтчер в 1990 году, "победив" в голосовании парламентской партии, убедилась, что кабинет министров ее не поддерживает, и ушла в отставку сразу же.

Валерий Аджиев — PhD в области компьютерных наук, главный научный сотрудник факультета Медиа и Коммуникации, университет Борнмута, Великобритания. В качестве автора сотрудничал с Polit.ru, Republic, "ТрВ-Наука", "Либеральная Миссия" и др.

Разница, однако, в том, что Тэтчер разошлась со своими парламентариями и кабинетом по принципиальным причинам (отношение к европейской интеграции и "подушный налог", приведший к масштабным протестам и столкновениям людей с полицией). Мэй не пережила катастрофических для своей партии выборов в европейский парламент. А Джонсон как будто оказался жертвой серии тривиальных инцидентов; неслучайно, что его трудности мало кто за пределами страны был способен понять.

На бытовой почве

Доверие к нему и парламентариев, и широкой публики постепенно снижалось с ноября прошлого года на фоне скандалов, связанных с поведением некоторых тори-депутатов, и — особенно — из-за получивших невиданное паблисити вечеринок на Даунинг-стрит во время ковидных локдаунов ("Partygate").

Вина Джонсона была неочевидна: в большинстве вечеринок он участия не принимал (в комплексе зданий на Даунинг-стрит работает более 300 сотрудников, многие ему вообще не подчиняются). Полиция (чье расследование обошлось почти в полмиллиона фунтов), внезапно включившаяся в политический процесс, смогла только оштрафовать Джонсона за участие в 9-минутном дневном мероприятии: по случаю дня рождения премьера был накрыт стол — без спиртного, но со ставшим знаменитым тортом (фотография показывалась по телевидению и в прессе бесчисленное число раз), присутствовали только министры и сотрудники, пришедшие для участия в рабочей встрече, посторонних (кроме жены) не было.

Lai turpinātu lasīt, iegādājies abonementu.

Lūdzu, uzgaidi!

Pielāgojam Tev piemērotāko abonēšanas piedāvājumu...

Loading...

Abonēšanas piedāvājums nav redzams? Lūdzu, izslēdz reklāmu bloķētāju vai pārlādē lapu.
Jautājumu gadījumā raksti konts@delfi.lv

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!