Fоtо: Марис Морканс, DELFI
Бан Ли размышляет, не открыть ли в Латвии сеть автосервисов. Жанминь Хоу перекупает рижский ресторан у другой китайской семьи. Вень Вень учится играть на пианино и ходит в Оперу. Портал Delfi завершает цикл рассказов о новых жителях Латвии текстом о том, как здесь обустраиваются еще две семьи из Китая.


О латвийских китайцах можно прочитать здесь и здесь, а о россиянах, перебравшихся в Латвию в последние годы, было опубликовано четыре текста: первый, второй, третий и четвертый.


Близкие соседи лучше далеких родственников


Fоtо: Марис Морканс, DELFI
Мистер Бан Ли 15 лет торгует в Пекине и Шанхае немецкими автомашинами — мерседесами, фольксвагенами, БМВ. Оборот компании — 10 миллионов юаней, более 10 миллионов долларов.

В Европу мистер Бан Ли наведывается регулярно. О Латвии узнал из интернета, и вскоре приехал с женой на экскурсию. Одним из пунктов программы стал показ недвижимости в разных местах Латвии. Увиденное покорило воображение, и семья решила приобрести дом в живописном местечке Озолниеки (под Елгавой) — с прицелом на будущее. Тем более, что по китайским меркам (особенно, столичным) недвижимость в Латвии — совсем не дорогая.

Бан Ли рассказывает, что дома в Озолниеках на сегодня купили примерно 10 китайских семей. Большинство домов стоят пустыми — их хозяева приезжают в Латвию лишь на время, отдохнуть на природе и в спокойствии, а живут и работают в Китае. "Мы их почти не видим. Зато наши латышские соседи — очень хорошие, — заверил Delfi мистер Бан Ли. — Они во всем нам помогают. Подсказывают, что и где можно купить, как правильно действовать… Благодаря им, я уже выучил несколько латышских слов — "лабдиен", "палдиес"… В Китае есть поговорка: близкие соседи лучше далеких родственников. Это про них".

Мистер и миссис Бан Ли намерены проводить примерно полгода в Латвии, полгода — в Китае, где живет их дочь. Очень переживают, что правила игры начинают меняться, и теперь неизвестно, продлят ли им виды на жительства. "Если будет хорошее предложение китайцам от латвийского правительства, думаю, многие переедут сюда навсегда. Латвийский народ — очень дружелюбный, мы чувствуем себя здесь не хуже, чем на родине. Я мог бы организовать торговое сотрудничество Латвии с Китаем, например открыть тут сеть автосервисов", — говорит о своих планах Бан Ли.

Мистер Хоу: из Ирландии в Латвию


Fоtо: Марис Морканс, DELFI

Благодаря посредничеству мистера Хоу, за последние два года в Латвию перебрались около 50 китайских семей. Он знает все иммиграционные тонкости и помогает согражданам сделать вызов, правильно оформить документы, сориентироваться в местном укладе жизни - это сегодня очень востребованная услуга! По его мнению, "самый верный способ осесть в Латвии — купить здесь недвижимость. Это быстрее и надежнее. Можно, конечно, вложить деньги в местную фирму, но если дела не пойдут, и ты не сможешь уплатить нужного количества налогов, придется уезжать обратно".

Сам он тоже купил квартиру. Правда, лишь одну, хотя многие его соотечественники предпочитают приобретать сразу две: одну сдавать, а в другой жить за счет аренды. Два года назад жена мистера Хоу стала хозяйкой ресторана Shangri-La на Тейке — его выставила на продажу другая китайская семья, которая, прожив несколько лет в Латвии, решила вернуться в Поднебесную. Причин такого решения мистер Хоу не знает: "Что-то у них не сложилось. А нам пока все нравится".

О существовании Латвии мистер Хоу узнал в Ирландии, где по желанию отца обучался компьютерным наукам с 2003 по 2009 год. Подрабатывая в свободное от учебы время то шофером, то в ресторанах, он познакомился с латвийскими гастрабайтерами, которые рассказали о своей прекрасной родине и позвали в гости. Звать долго не пришлось — уже в 2010 мистер Хоу приехал в Ригу.

"За шесть лет в Ирландии я так полюбил европейский стиль жизни, что совсем не хотел возвращаться домой. К тому же, Рига — очень красивая, а по погоде мало отличается от моего родного города на северо-востоке Китая. Раньше, когда я приезжал в Китай и говорил, что живу в Латвии — никто не знал, где это. Теперь уже многие имеют представление о вашей стране и интересуются ею. Этим летом у нас гостил мой друг — ему сразу все понравилось. Но я не думаю, что здесь будет так уж много китайцев — законы ограничат возможность на въезд".

Интеграция через пианино


Жена мистера Хоу — Вень Вень, их дочке — 8 лет. Пока папа учился в Ирландии, девочкой занималась мама. Когда семья переехала в Латвию, решили ввести малышку в латышскую среду — на полгода отправили в детский сад Čiba, а потом — в первый класс латышской "астонь-дес-мит-пие-ци скола" — старательно выговаривает трудную цифру мистер Хоу. И сообщает, что девочка "очень хорошо общалась с учительницей". Правда, в этом году ее снова отправили в Китай — к бабушке.

За три с половиной года жизни в Латвии мистер Хоу получил уже некоторое представление о местных традициях. Он знает о Дне независимости Латвии и том, кто такой Лачплесис. Трижды отмечал Лиго в Этнографическом музее: "Красивый праздник. В Китае ничего подобного нет. Зато у нас есть весенний фестиваль с огнями и фейерверками".

Этим летом мистер Хоу побывал на одном из концертов Праздника песни в Межапарке и уверяет, что ему нравится латышская народная музыка и латышское народное блюдо — "черный хлеб с медом". Но про серый горох он никогда не слышал. О жизни Латвии китайский предприниматель узнает из информационного агенства LETA, пропуская новости через переводчик Google. Впрочем, политика его не особо интересует.

После пяти лет образования в Ирландии мистер Хоу бегло говорит по-английски, а за латышский язык намерен взяться в самое ближайшее время — года через два он надеется получить постоянный вид на жительство. "До сих пор был сильно загружен работой. А вот моя жена довольно прилично говорит по-латышски. Она учится играть на пианино у одной латышской преподавательницы, с которой и практикуется в языкe. Вместе они ходят в Оперу или в театр".

Так сложилось, что среди местных друзей семьи Хоу большинство — латыши. "Стать местным — не трудно. Но если у тебя нет никакого языка, кроме китайского и ты думаешь что здесь — маленький Китай, ты вряд ли станешь частью этого общества, — размышляет мистер Хоу. — Думаю, если учить латышский язык и стараться на нем говорить, то к тебе все будут хорошо относиться. А если ты говоришь только по-русски — вряд ли. Мой друг купил дом в Озолниеки на улице Дижозолу и пригласил меня на новоселье. Он повесил объявление, что зовет в гости всех соседей — хочет познакомиться. И там не было русских. А в Риге их много…"

Идентичность или экономика — надо выбирать


Мистер Хоу оптимистичен по поводу будущего Латвии: "Думаю, это самая быстрорастущая страна в Европе. А у меня есть возможность сравнивать с другими странами. Вот и наш ресторан сейчас более заполнен, чем когда мы сюда приехали. И большая часть наших клиентов — местные, которые любят восточную кухню. Все развивается. И китайцы могут этому способствовать. Латвия, конечно, небольшой рынок, но она может стать первой остановкой на пути товара в Европу. Жаль лишь, что местная молодежь уезжает".

Предприниматель наслышан о страхах местного населения перед нашествием инородцев, что латыши бояться утратить идентичность. "По-моему, американцы удачно решили эту проблему. Там уже и не скажешь, кто есть кто. Все — американцы, — рассуждает мистер Хоу. — Если слишком беречь идентичность и традиции — экономика не будет расти быстро. Если же вы открыты, то некоторые традиции могут утратиться, с этим ничего не поделать. Правительство и парламент должны постоянно балансировать между этими двумя направлениями".

В родной Китай мистер Хоу ездит раз в год-полтора. "Мои родители и родители моей жены очень хотят, чтобы мы вернулись в Китай. Ведь мы у них — единственные дети. Подобная ситуация — во многих китайских семьях. Через два-три года нам придется решать, остаться здесь или вернуться. Хотя, по большому счету, возвращаться некуда — в Китае у меня нет жилья, только у родителей. А я уже отвык от такого образа жизни".

Читайте нас там, где удобно: Facebook Telegram Instagram !