Foto: LETA

Почему Империей Зла считали СССР, а Империей Добра — США? Как сложилась бы судьба Латвии, если бы Советский Союз не развалился или если бы в 40-х республика осталась независимой? В интервью порталу Delfi доктор географических наук, преподаватель экономической географии ЛУ и председатель Союза журналистов Латвии Юрис Пайдерс развеивает популярные в разных частях латвийского общества мифы и иллюзии.

В свет вышел четвертый том книги "Черновики будущего", написанной Янисом Урбановичем, Игорем Юргенсом и Юрисом Пайдерсом. Последний том охватывает историю Латвии 1956-1991 года. По словам Пайдерса, главная цель этого проекта — показать иллюзорность распространенных в Латвии радикальных точек зрения.

Foto: Publicitātes attēli

Первая иллюзия: Латвия была отсталой крестьянской республикой, Советский Союз оптимизировал ее хозяйство, вложил миллиарды в передовые технологические заводы-гиганты, он был страной, с которой считались, а Латвия в нем — принцессой, а после распада СССР тут все развалили, разворовали, не построив ничего взамен. То есть стали ничем.

Вторая иллюзия: довоенная Латвия была успешной буржуазной республикой, европейским лидером по торговле сельхозпродуктами, а стало быть, если не тлетворное влияние СССР, сегодня она была бы цветущей и уважаемой капиталистической державой.

"Сегодня отношение к советскому периоду в Латвии очень контрастное, — говорит Пайдерс. — Либо все красим черным: ГУЛАГ, тюрьма, рабство, свобода только в 1991-м… Либо белым — бесплатная медицина, образование, заводы, мощь, в 1991-м полный развал… Мы предлагаем взвешенный подход. Были в том периоде моменты, которые оставили не худшие последствия на стране, но были и те, которые никак не выдержали проверки временем".

Среди позитивных последствий Пайдерс называет быстрые темпы достижения равенства, которые не жаловались обществом довоенной Латвии, но были в приказном порядке реализованы в советский период, а впоследствии дали позитивный результат.

"В довоенной Латвии не было женщин-депутатов. В политике, важных профессиях и науке доминировали мужчины. Первая женщина — доктор наук в Латвии появилась лишь в конце 30-х. Правда, уже до войны в этом смысле обошли США — у наших женщин было избирательное право, но в советский период равноправие было реализовано по полной программе. И после развала системы, Латвия осталась одним из европейских лидеров по равноправию полов. В то время, как в США этот процесс шел очень сложно, и до сих пор не достиг наших успехов. Зато экономика США оказалась однозначно успешнее".

Foto: Publicitātes foto
Экономика: социалистическое хозяйствование хорошо для войны

- В книге мы наглядно показываем, что эта система хозяйствования СССР — тупиковая ветвь. В чистом виде она относительно эффективна лишь в военных условиях — централизованная, плановая, коллективная. В мирное время она рано или поздно дала бы течь. Китайский пример наглядно показал, что чисто советская модель, которую они поначалу копировали, не приводит к успеху — от кризиса к кризису, а как только они совместили планирование с рыночными механизмами, быстро превратились из отсталой страны второй экономикой мира.

В книге я привожу наглядный пример несовершенства социалистической экономики — мои подсчеты по зерновым. До образования Советского Союза Российская империя была мировым лидером по экспорту зерновых. А с 1963 года до начала 90-х СССР был лидером по мировому импорту зерновых — каждая треть буханки хлеба была завозной. Когда же от идеологической системы отказались, то если просуммировать показатели по зерновым всех бывших стран Российской империи — они снова стали лидером экспорта зерновых. То есть, отказавшись от идеологической утопии, все вернули на правильные места.

Если бы не развал СССР, возможно, эта дефективная система еще какое-то время просуществовала, но гибель ее была неминуема. И некоторые ее лидеры предвидели неминуемый крах, у них был готов план Б: мол, а давайте развяжем войну, на развалинах которой будет трудно понять, кто прав и кто виноват. Во времена Черненко шла серьезная подготовка к такой развязке. Так что разрушение СССР было во благо всего человечества.

Внутренняя политика: быстрая демократия — не есть хорошо

- Да, в истории СССР были разные периоды. Был жуткий сталинский тоталитаризм. В четвертом томе мы рассматриваем период перехода от тоталитаризма к авторитаризму. Уверен, если бы перестройка началась Хрущевым — в 50-х годах, это вылилось бы в кровавое сведение счетов, потому что люди по ту сторону ГУЛАГа и репрессированные народы были настроены очень сурово.

Зато в 90-х страна была вполне готова к переменам, которые и случились. А просто взять тоталитарную страну и сразу сделать ее демократической — невозможно. Это доказывает и нынешняя история. Например, в Ираке свергли жесткий тоталитаризм, установили демократию — в итоге очаг напряжения надолго. Но если Ирак угрожает только соседям, то очаг напряжения в СССР, ввиду его обладания ядерным оружием, мог угрожать всей Европе.

Социальная система: нигде нет манны небесной

- Да, сегодня у нас к врачу стоят по году в очереди, а за высшее образование большинству надо платить, но и в СССР не было манны небесной для всех. К хорошим врачам попадали по блату. В очереди на квартиру люди могли простоять всю жизнь. Помню, когда я учился в университете, мы провожали на пенсию доцента, которая на тот момент все еще стояла в очереди на квартиру, как молодой специалист — более 30 лет. Она смиренно стояла, не искала обходных путей.

Внешняя политика: двойные стандарты были во все времена

- Нельзя сказать, представители какой системы были мирными и пушистыми, а какие — злыми и зубастыми. Шла конфронтация двух систем — холодная война. Обе стороны воевали и действовали жестко. Например, в 1979 году СССР ввел войска в Афганистан, но в том же году Франция ввела войска в Центрально-Африканскую империю. В 1983 году десантники США высадились в Гренаде и расстреляли все руководство страны — чем не копия Афганистана?

С жертвами малых стран в те времена считались мало — и те и другие. Но в мировом понимании Империей Зла был СССР, а Империей добра — США. Да, обе страны действовали жестко, но у руководства США было больше понимания того, что глобальная война может привести к гибели цивилизации. В СССР было больше тяги к авантюрам, желания поиграть в сильную державу.

Наглядная история — со сбитыми самолетами. В 1983 году в Японское море упал сбитый советским истребителем южнокорейской гражданский самолет, залетевший в воздушное пространство СССР — погибло 269 человек. Это был второй самолет — первый, южнокорейский, тоже залетел не туда, его подбили, но он сел на Кольский полуостров. А в 1988 году ракета с военного корабля США сбила иранский гражданский авиалайнер Тегеран-Дубай, летевший по гражданскому маршруту — погибли 290 человек. Лишь в 1996 году США согласились выплатить около 200 000 долларов компенсации семьям погибших, но отказались извиняться перед Ираном.

Похожая ситуация была, когда Ливию объявили страной-изгоем, обвинив, что ее агенты подложили бомбу в израильский пассажирский самолет, но за несколько лет до того израильские военные сбили ливийский пассажирский самолет над Синаем.

Позитивным последствием тех событий стала договоренность о безопасности полетов гражданской авиации. Поэтому, когда в 2015 году над Донбассом был сбит малазийский лайнер, конечно, важно выяснить, кто это сделал, но нельзя забывать и о том, что по международной монреальской конвенции страна не имеет права разрешать полет над территорией, где что-то может угрожать безопасности полетов. И это уже прямая ответственность Украины. Почему об этом не вспоминают?

К сожалению, политика двойных стандартов сохранилась. И в наше время в политике США и России есть моменты, от которых здравомыслящие люди не в восторге. Например, решение иракского вопроса: была грубо завоевана страна, которая выполнила все требования. Или, когда дается мандат, чтобы ливийские ВВС не бомбили города, подконтрольные повстанцам, но, используя этот мандат, тотально бомбят столицу Ливии и телевидение. Они удивляются, что террористы захватывают страны, а сами до того уничтожают более-менее адекватный светский режим. При этом, когда Россия начала действовать похоже, но поближе к границам ЕС — в Украине — это вызвало шок и возмущение.

Foto: LETA
- Теперь трудно подсчитать, что было бы, если… Но не думаю, что все было бы так радужно, как утверждают люди, которые подсчитывают ущерб от инкорпорации СССР.

Независимость: могла и сохраниться

- Теоретически возможность того, что Латвия не войдет в СССР, была. Еще в 1944 году у Сталина было понимание, что, возможно, придется согласиться с независимостью стран Балтии. Именно поэтому он провел территориальные изменения: условия мирных договоров были изменены — Ивангород и Абрене (Пыталово) стали частью РФ. Это было сделано, чтобы, если придется соглашаться на независимость стран Балтии, то Россия не теряла стратегически важные территории с доминирующим русским населением. Но поскольку в финале союзники не настаивали на независимости стран Балтии (у них были более важные задачи — польские земли, японский вопрос, ядерное оружие), то Сталин взял, что мог.

Если бы Балтия осталась независимой, то, скорей всего, мы бы жили лучше, чем сейчас. По крайней мере, сельскому хозяйству не навязали бы все это коллективное безобразие, которое не свойственно этому региону. К тому же развитие Латвии шло бы более равномерно, а советское индустриальное ускорение стянуло все население в Ригу.

Одновременно, Латвии пришлось бы решать много проблем. И многие процессы протекали бы примерно так, как сейчас.

Военные блоки: расходы на оборону, как сейчас

- Если бы Латвия осталась в системе НАТО — потребовались бы серьезные военные расходы (она же у границы СССР), а значит ресурсов на гражданское развитие было бы меньше. В СССР тоже были военные расходы, которые мешали развитию гражданского сектора, но они были из "общего котла".

Демография: Латгалия бы снова бежала

- Если бы Латвия заняла нейтральную позицию, вроде Финляндии, то еще одной проблемой стало бы перенаселение Латгалии — на семью с хозяйством в 5-7 гектаров до войны приходилось по 4-5 детей. Когда после войны 150 тысяч латышей бежали на Запад, в городах освободились рабочие места и квартиры, которые заполнили, в основном, люди из восточной части республики. Латгалия стала и подпиткой процесса индустриализации СССР. Когда же этот ресурс иссяк — стали завозить рабочую силу из других республик, в первую очередь из Псковской и Новгородской областей.

В независимой Латвии не было бы таких средств на индустриализацию (даже из Фонда Маршалла) — латгальцам уже тогда бы пришлось массово покидать Латвию в поисках работы. Примерно так, как сейчас.

Местная Nokia: может, и да, но скорее — нет

- Была ли в Латвии база для рождения местной Nokia, которая подняла бы экономику страны и сделала бы Латвию узнаваемой в мире? В Латвии были очень образованные рабочие и инженерно-технические кадры. Именно потому в советское время мы стали центром радиоэлектроники и прочей высокотехнологичной продукции.

Был еще один важный момент, который дал рывок прогрессу. Войдя в Германию под конец войны, Советский союз захватил там всю библиотеку патентов. Также была захвачена или под дулами автоматов обязали восстановить документацию передовых немецких технологий. Это считалось репарацией — платой за ущерб в войне.

У всей союзной космической программы ноги растут именно из тех разработок немецких инженеров. В Германии Союз получил металлический уран и его соли, которых хватало на создание нескольких ядерных бомб — оставалось только отделить изотопы. Без этого ядерная программа СССР такими темпами не развивалась бы. Если бы Латвия была независимой, патенты ей пришлось бы покупать — это же не благотворительность.

Как позже писал один из исследователей, немецкая библиотека была настоящим кладом — надо было лишь знать немецкий, а в Латвии его знали многие. Поэтому Латвия сделала мощный технологический рывок. Без этих репараций такого технологического рывка тут бы не случилось. Латвия страна маленькая — таких научных ресурсов с материальной подпиткой тут не было.

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!