Foto: Reuters/Scanpix/LETA

Суд присяжных в Астане признал бывшего министра экономики Казахстана Куандыка Бишимбаева виновным в убийстве супруги Салтанат Нукеновой. Он приговорен к 24 годам заключения.

В чем признался Бишимбаев?

8 мая Бишимбаев и второй фигурант дела Бахытжан Байжанов выступили на суде с последним словом. Оба подсудимых зачитывали заранее подготовленную речь.

Первым выступил Бишимбаев, начав с размышлений о боге и испытаниях, которые человек встречает на жизненном пути. Он сравнил события того дня, когда умерла Нукенова, с божьим "тестом".

"Хотим мы того или нет, осознаем мы это или нет, мы каждый день проходим его тест. Тест на самые высокие ценности нравственные. В тот день, я должен сказать, в ту ночь с 8 на 9 ноября (время смерти супруги — прим. "Би-би-си"), я этот тест не прошел [...] Мои действия стали причиной смерти любимого мной человека", — сказал Бишимбаев.

Подсудимый подчеркнул, что не желал смерти Нукеновой и "не предполагал такого исхода" событий в тот вечер. "Я виноват, но не в умышленном убийстве. С первой минуты задержания я говорил правду об обстоятельствах того дня, я не пытался, хотя имел все возможности, скрыться и уйти от ответственности", — сказал бывший министр экономики.

Он попросил присяжных "быть объективными и справедливыми" на фоне того, как органы власти, по мнению Бишимбаева, ведут работу против него "с обвинительным и необъективным уклоном", а в социальных сетях ведется, как он считает, кампания по разжиганию ненависти.

Байжанов, второй подсудимый, в своем последнем слове отметил, что по его поручению были удалены видеозаписи с камер в ресторане, где умерла Нукенова, а также по его указанию принесли женскую одежду и забрали телефон погибшей, унеся его в другое место. Однако, по словам обвиняемого, он не знал о том, что было совершено тяжкое преступление, в результате которого Нукенова умерла в тот день.

Оба подсудимых попросили прощения у родных и близких погибшей.

Как менялась позиция Бишимбаева и его защиты

Во время последнего слова Бишимбаев признал, что виновен в причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть супруги. Бывший министр не согласен с обвинениями в истязании Нукеновой и ее убийстве с особой жестокостью.

Бишимбаев в ходе судебных разбирательств несколько раз говорил, что не признает вину в убийстве супруги. Он и его защита настаивают, что Нукенова умерла в результате полученных травм от падения и ударов головой об унитаз и пол ресторана.

На предварительных слушаниях 11 марта адвокаты экс-министра и вовсе ходатайствовали об изменении статьи на более мягкую — о причинении смерти по неосторожности. Если за убийство с особой жестокостью Бишимбаеву грозит до 20 лет лишения свободы или пожизненный срок, то за причинение смерти по неосторожности — до трех лет колонии.

Защита Бишимбаева на предварительных слушаниях утверждала, что "подсудимый не имел умысла на убийство и не пинал Нукенову ногами". "Действительно, в ресторане был конфликт. Все действия Бишимбаева были направлены на то, чтобы успокоить Салтанат Нукенову", — сказал адвокат.

Позже после обнародования видео с избиением экс-министр признал, что пинал супругу "по бедру" и ударил по лицу, чтобы привести ее в чувства. Бишимбаев и его защита утверждают, что в суде не был доказан мотив убийства Нукеновой.

Какие детали дела стали известны в суде

На суде стало известно, что Бишимбаев запрещал супруге работать, консультировать людей по астрологии, контролировал ее. По версии гособвинения, будучи в браке, экс-министр применял к Нукеновой физическое и психологическое насилие, а мотивом для убийства стала его ревность.

Прокурор Айжан Аймаганова зачитала заметку Нукеновой, которую она записала на своем телефоне. "Я не твоя игрушка, я не твой ребенок, [чтобы] меня шугать постоянно и одно и то же повторять — я не слабоумная, если ты не заметил. Я не хочу слушать, что и как мне делать 24/7. После каждой ссоры я сутки прихожу в себя, а мне потом надо заниматься своими делами, встретить тебя с улыбкой, и не дай бог я буду уставшей", — процитировала прокурор Нукенову.

Во время судебных разбирательств был разблокирован телефон Бишимбаева. Судья Айжан Кульбаева провела осмотр телефона и воспроизвела 12 видеороликов, которые экс-министр заснял в ресторане и в машине 9 ноября — перед смертью супруги. На этих роликах Бишимбаев оскорбляет Нукенову и расспрашивает ее о прошлых сексуальных связях.

Судмедэкспертиза заключила, что Нукенова погибла в результате черепно-мозговой травмы — смерть наступила за 6-8 часов до приезда скорой помощи. По данным гособвинения, три человека в ресторане более пятнадцати раз призывали Бишимбаева вызвать скорую, однако медикам позвонили только утром 9 ноября.

Судмедэксперт Тахир Халимназаров рассказал на суде, что у Нукеновой был оскольчатый перелом носа, который невозможно получить при ударе о плоскую поверхность — об пол, как утверждают Бишимбаев и его адвокаты.

"Чтобы [нос] рассыпался, надо человека ударить об унитаз. [...] Это не такое расстояние, чтобы тело человека ускорилось и чтобы так ударилось. Этой высоты недостаточно, чтобы получилась такая кинетическая энергия тела и чтобы получить такую серьезную травму", — рассказал специалист.

Более того, на суде стало известно, что в результате травм у Нукеновой образовалась гематома головного мозга объемом в 230 мл крови — это считается смертельным показателем.

Экспертиза, кроме того, заключила, что в день смерти Нукенова не была пьяна: в ее крови содержание алкоголя было незначительным. Напротив, Бишимбаев утверждал, что Нукенова в ресторане выпила с ним три бутылки игристого вина и "выясняла с ним отношения".

Как суд над Бишимбаевым повлиял на Казахстан

Убийство Салтанат Нукеновой и судебные разбирательства имели большой общественный резонанс в Казахстане. В социальных сетях были опубликованы тысячи постов в защиту убитой. Казахстанцы также требовали ускорить принятие закона о домашнем насилии. Так, онлайн-петиция, которую запустили еще в 2021 году, набрала более 120 тысяч подписей после смерти Нукеновой и задержания Бишимбаева.

Поправки, рассматриваемые в парламенте Казахстана, получили неофициальное название "Закон Салтанат". Еще в 2023 году по поручению президента Казахстана Касыма-Жомарта Токаева парламентарии инициировали законопроект о криминализации побоев. Однако к январю 2024 года только нижняя палата парламента, Мажилис, приняла документ. 11 апреля Сенат одобрил законопроект в двух чтениях. Через четыре дня Токаев подписал закон.

Таким образом, власти ужесточили наказание за нанесение побоев и легкого вреда здоровью, увеличив размер штрафа в восемь раз и срок ареста в два с половиной раза. Теперь за нанесение побоев штраф составляет до 295 тысяч тенге (620 евро), а срок ареста — до 25 суток.

Более того, власти стали оперативно реагировать на сообщения о семейном насилии, совершенном чиновниками. 10 мая департамент полиции Астаны открыл уголовное дело против дипломата Сакена Мамаша, ранее работавшего советником посла Казахстана в Объединенных Арабских Эмиратах.

6 мая МИД отозвал Мамаша из ОАЭ из-за обвинений в домашнем насилии. Его супруга Карина Мамаш попросила помощи у государства через правозащитный фонд "НеМолчиKZ".

Организация опубликовала видеообращение казахстанки в соцсетях. На видео женщина рассказала, что подвергается физическому, экономическому и эмоциональному насилию на протяжении 10 лет. Мамаш попросила государство помочь ей и привлечь супруга к ответственности.

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!