Foto: DELFI.lt
В Вильнюсе проходит Форум свободной России. Главная тема - война в Украине. Участники критиковали Запад за медлительность с выделением помощи Киеву и неэффективные санкции против Москвы. А также обсуждали, что россияне могут сделать для победы Украины и что будет с самой Россией, "ведь победа не гарантирует свержение Путина".

На входе здания, где проходит форум, установили баннер с qr-кодами, как помочь Украине. Мероприятие начинается с минуты молчания - о погибших в войне и в память об Алексее Навальном. Участники обсуждают, что матери политика отказываются выдать его тело, и предполагают, что это вызовет новую волну протестов в России, а смерть Навального объединит оппонентов в оппозиции.

Как российская экономика адаптировалась к войне

И все же главной темой остается Украина. Два года войны показали, что российская экономика оказалась гораздо прочнее, чем многие об этом думали, заявил экономист Сергей Алексашенко. Экспорт сырья для мировой экономики сохраняет стабильность. Россия готовилась к войне задолго до 2022 года, отметил Алексашенко: "В середине 2022-го Путин резко увеличил финансирование оборонно-промышленного комплекса, понадобилось девять месяцев, чтобы оборонка перешла с четырехдневной недели на круглосуточную работу в три смены. С тех пор она работает на плато".

Экономист Владислав Иноземцев напомнил, как заканчивался 2022 год: введение эмбарго на поставки нефти и нефтепродуктов в Европу, ценовой потолок по нефти, мобилизация и бегство огромного количество граждан из страны, дефицит рабочей силы, ожидания контрнаступления Украины.

"За 2023 год Россия большинство этих проблем решила, - считает он. - И потолок цен на нефть для РФ не стал смертельным, и европейское эмбарго не соблюдается в полной мере. Так экономика адаптировалась к самым жестким санкциям". Иноземцев объясняет это не только тем, что в мире не могут отказаться от российской нефти. "Куда важнее то, что в России была построена достаточно эффективная рыночная экономика, которая серьезно отличает ее от Советского Союза. Сейчас вбрасывание государственных денег в оборонку вызывает увеличение спроса в других отраслях, наем новых работников и повышение доходов".

То же касается и новой модели армии, которую создал Путин, продолжает экономист. "Около 1,5 трлн рублей в год приходит на счет российских граждан через зарплату военнослужащих, пособия и пенсии в случае их гибели или ранения. Это дополнительный вброс денег в экономику, особенно для депрессивных регионов, откуда часто мобилизованные идут на фронт, - говорит Владислав Иноземцев. - Сегодня в России смерть является самым экономически эффективным использованием жизни. Если человек из глубинки в 35 лет идет воевать и погибает через полгода, его семья может получить чуть больше, чем он заработал бы до пенсии".

2023 год, по мнению экономистов, показал, что российская экономика и политическое руководство гораздо устойчивее к изменениям, чем предполагали оппоненты власти. "Я не вижу экономических вызовов, которые бы угрожали политической стабильности на горизонте двух-трех лет как минимум", - заявил Иноземцев.

Почему не сработали санкции

Санкционная политика в качестве давления важна, считает Владислав Иноземцев, и отступить от нее Запад не может. Однако инициаторы ограничений понесли больший ущерб, чем сам агрессор - это является сдерживающим фактором.

"Второй сомнительный момент - избирательность санкций, - продолжает Иноземцев. - Когда в первые дни войны арестовали активы Центробанка, объявили эмбарго на авиаперевозки, когда вся отрасль или целый класс активов подвергались ограничениям, это было эффективно. То, что происходило после - изощренные решения по конкретным лицам и компаниям - не имеет решающего значения. Только сейчас мы слышим, что в Китае, Турции, Эмиратах начинаются проблемы с платежами, но это должно было произойти еще два года назад. Из 312 российских банков под санкциями 36, при таких условиях нельзя говорить о прекращении финансовой связи России с миром".

Экономист Сергей Алексашенко также отмечает медлительность Запада. "Деньги и вооружение для Украины выделяют с трудом - бесконечные дискуссии, - говорит он. - Сказать, что Запад ничего не сделал, будет неправильно. Но и сказать, что Запад задействовал весь свой потенциал, будет еще более неправильно. Нет политической воли".

Это и объясняет асимметрию, которая сложилась по итогам двух лет войны: Россия на всю катушку использовала возможности по производству вооружений, пусть устаревших и менее эффективных. А Запад, обладая запасами вооружений и мощностями для производства не хочет их использовать для разгрома российской армии и путинского режима, считает Алексашенко.

"Наша главная ответственность - Россия"

Экс-депутат Госдумы Геннадий Гудков считает, что в Украине должен возникнуть корпус из россиян в 30-40 тысяч человек, который будет участвовать в военных операциях.

"Но так, чтобы основной костяк остался, - заявил политик. - В будущем это станет прообразом силовых структур в России".

Также, по мнению Гудкова, пришло время обсудить, поддерживает ли оппозиция вооруженное сопротивление внутри России.

"Путина не свергнешь твитами и белыми ленточками. Власть сама уничтожила любое мирное сопротивление, - пояснил он. - Нужно выстроить стратегию вместе с Украиной и мировой коалицией. Ведь на самом деле ни у кого нет плана по России. Без победы Украины у нас нет шансов, но победа не гарантирует свержение режима Путина".

При этом участники дискуссии признавали, что даже внутри российской оппозиции нет однозначного мнения о том, что нужно собирать помощь для украинской армии.

Публицист Дмитрий Орешкин пояснил, что большинство российских граждан не готовы поддержать призывы к поражению в войне. "До этого Россия еще не созрела, поэтому, когда мы обращаемся к российской общественности, более востребованной является антивоенная риторика. Мы же видели, как тысячи людей подписывались за Надеждина, только потому что у него хватило смелости высказаться против войны, хотя он ничего не говорил о победе Украины".

Политик Леонид Гозман заявил, что с уважением относится к каждому, кто выбирает путь военного противостояния режиму Путина. "Но мы не внесем решающий вклад в победу Украины. И наша проблема - не то, как ей помочь победить, это необходимое условие возвращения нашей страны, но этого недостаточно. Наша главная ответственность - Россия, и что мы будем делать, чтобы она стала нормальной страной".

Seko "Delfi" arī Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!