Foto: Shutterstock
"Думаешь, что сможешь меня победить?" — под звуки этих слов Айга отправилась в Цесисский сиротский суд, чтобы получить помощь в составлении справедливого соглашения с бывшим мужем о воспитании ребенка. На другом конце Латвии, в Талси, Элина Сондаре до сих пор вздрагивает, когда слышит неожиданный звонок в дверь. Она боится, что сиротский суд снова придет с угрозами и оскорблениями. Дарта Даневича говорит, что Рижский сиротский суд не всегда объективен и не ориентируется на благополучие детей. Она несколько недель ждала решения о наиболее подходящем детском саде для своего сына и получила его только к началу учебного года.

О том, что сиротские суды не всегда добросовестно работают в интересах детей, говорилось много. В очередной раз об этом громко заявила Дарта Даневича, которая 17 августа в соцсети Х (бывший Twitter) рассказала о своем неприятном опыте общения с Рижским сиротским судом. Отец ее сына пришел в учреждение и поставил под сомнение ее выбор детского сада, но ничего конкретного взамен не предложил.

Это далеко не единственная история, которая попала в поле зрения портала DELFI. Ознакомившись с несколькими историями, горами документов и решений, и прослушав аудиозапись визита сиротского суда в дом к одной женщине, у нас возник вопрос, действительно ли сиротские суды всегда действуют только в интересах детей и совсем не принимают сторону родителей? Что делать, если действия суда вызывают сомнения? Одна из проблем, которая прослеживается в личных историях, — это отсутствие механизмов, позволяющих убедиться в том, что для ребенка найдено наилучшее решение.

На чьей стороне сиротский суд?

Хотя в Законе о сиротских судах говорится, что учреждение должно защищать права ребенка и, следовательно, работать исключительно в его интересах, в реальности это не всегда так. Симона Сауле, представитель Государственной инспекции по защите прав детей (VBTAI), прокомментировала это так: "Необходимо признать, что интересы ребенка всегда связаны с субъективным суждением. У каждого участника конкретной ситуации есть свое представление об истинных интересах ребенка и взгляды участвующих сторон могут не совпадать с мнением и аргументами сиротского суда. Это не обязательно означает, что действия специалистов по защите прав детей противоречат интересам ребенка или направлены на причинение ему вреда".

Seko "Delfi" arī Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!