Про разное понимание Довлатова, дело Серебренникова и стеклянные глаза англосаксов

Кто первый треснет изнутри? Алексей Герман о Довлатове, англосаксах, патриотах и "демократах" без штанов
Foto: Kadrs no filmas "Dovlatovs"

- Почему именно сейчас вы обратились к теме Сергея Довлатова? Казалось бы, не сильно понятной западному зрителю, зато объединяющей российского — этого писателя любят и так называемые "ватники", и "либералы". Притом что он уехал и был в противофазе с властью…

- Мне категорически не нравится понятие "ватник" — это из области примитивного украинского представления об устройстве мира. В том числе в устройстве и истории собственной страны. Надо было умудриться объявить себя оккупированными, учитывая, какое количество советских руководителей были из Украины…

Переформулирую ваш вопрос без "ватников": вне зависимости от того, какой путь развития России кажется верным, и того, как люди себя самоидентифицируют в отношении к нынешней власти (за исключением клинических психопатов, которые кричат "все уехали и предали Родину!"), все понимают, что Довлатов, Бродский, Солженицын, Тарковский — это люди, которые прежде всего занимались художественным, а не агитацией и пропагандой. Они существовали по гамбургскому счету, ради каждой строки, кадра, момента вдохновения, эмоции — в этом их колоссальное достоинство. Что и говорить, родина с ними поступила омерзительно! Увы, это свойство России — уничтожать инаковость.

Кроме того, в России Довлатова любят за то, что он никогда не ставил себя выше собеседников и читателей. Его лирический герой, наблюдательный алкоголик — он либо равен тебе, либо даже чуть ниже, что не совсем в традициях русской культуры — у нас чаще поэт больше, чем поэт, и каждый объясняет родине, как ей жить. А если не объясняет — он уже недописатель.

Кто первый треснет изнутри? Алексей Герман о Довлатове, англосаксах, патриотах и "демократах" без штанов
Foto: Kadrs no filmas "Dovlatovs"

На фото: Сергей Довлатов (Милан Марич) и Иосиф Бродский (Артур Бесчастный) в фильме Алексея Германа-младшего "Довлатов".

- Думаете, если бы Сокуров, который не раз жестко критиковал Путина, собрал вещи и уехал — и его бы все российские слои поддержали?

- Все же сравнивать судьбу Сокурова с Бродским и Тарковским — некорректно. Александр Николаевич — член президиума Совета при президенте (как и многие, в том числе — и я), он в любой момент может позвонить Владимиру Владимировичу Путину. Пусть не сразу, но его соединят. С трудом себе представляю, чтобы Довлатов или Бродский могли позвонить Леониду Ильичу Брежневу со своими возмущениями.

Хотя, дело Серебренникова и Малобродского — несправедливо (я уверен, что они невиновны!), давление следствия и первобытная жестокость — абсолютно не оправданы. Это трагедия для страны! Но в России идеологическое давление на людей печальная традиция. И вот с этим надо бороться.

- Получается, что в этом случае Сокуров уже не может позвонить Путину и решить?

- Позвонить — это не значит решить. Тут много разных людей из разных сфер задействовано. Это только в идиотическом англосаксонском сознании, которое ничего не понимает про Россию, кремлевские игры похожи на комикс с главным злодеем. У Кремля — много башен, есть разные группировки и сферы влияния.

Политическая эмиграция есть. Мне, к примеру, очень жаль, что уехала яркая журналистка "Эхо Москвы" Ксения Ларина. Мы с ней спорили, в том числе по украинскому вопросу, но страна потеряла с ее отъездом. Но не так уж и много сбежавших от реальной опасности. Большинство — экономическая эмиграция, поиски работы или просто людям не нравится жить в сегодняшней России — не то качество воздуха (во всех смыслах). И они правы: задыхаешься — лучше уехать. При этом я все же не стал бы говорить, что Россия вернулась в Советский Союз. Это не так.

- Уже и не с Советским Союзом ее сравнивают, а с нацистской Германией!

- Ну чего вы слушаете этих англосаксов! У них есть два великих свершения — парламентаризм и независимая судебная система. При этом какое количество людей уничтожила Британская империя?! Уж не меньше, чем Российская, которая была достаточно репрессивным государством. Англо-бурская война, опиумные войны, Индия, восстание сипаев… Кровавая история — везде и у всех. Я не являюсь квасным патриотом, но все время задаю им вопрос: как так получилось, что вы у нас высаживали свои войска, а мы у вас — нет? Поэтому все сегодняшние сравнения англичан — та же степень пропаганды, что и наша.

- Но вернемся к Довлатову. Понятно, чем он близок россиянам. А вот как он оказался близким западному зрителю…

- Да не знают они его вообще! Просто поняли ситуацию. Там тоже близка тема невозможности самореализации талантливых людей. И западные зрители эмоционально подключились — фильм собрал хорошую прессу и выйдет в 30-40 странах мира…

- В какой мере для вас важно признание международных фестивалей?

- Конечно, приятно участвовать в чемпионате мира, а не чемпионате области или города. Это подтверждение того, что ты можешь существовать и в мировой парадигме. У нас не так много режиссеров на международных фестивалях — Сокуров, Звягинцев, Кончаловский, Михалков… Человек семь от 150 миллионов. Это важно. Конечно, признание — это и хороший маркетинговый ход для твоей работы и будущих фильмов…

- В интервью Delfi Александр Сокуров рассказал, что последнее время старается побыстрей уехать с фестивалей — его раздражает пренебрежение и снобизм в отношении России, фальшь улыбок и предвзятость. Чуть ли не медведи в глазах!

- Они и вправду ничего про нас не понимают! Особенно сейчас. Например, не могут они представить, что Москва сегодня сильно чище многих европейских городов. И от этого очень устаешь. Как разговаривать с человеком, который, задавая тебе вопросы, уже заранее про все знает? Возьмем европейского журналиста, допустим, англосакса — у них зачастую и взгляд не фокусируется, стеклянные глаза. Ты ему говоришь что-то, а он не слышит. Спрашивает: у вас ведь такой фильм в прокат не выйдет? Отвечаю: выйдет. Они не верят, говорят: ну Звягинцев же не выходил у вас в прокат? Отвечаю: выходил. Не верят. Они же знают!

Я в когда такое вижу, прерываю беседу и сообщаю: скоро начнется война, и мы все умрем, у нас ведь такая страна — только дубиной умеем орудовать. Хоть какая-то рефлексия в глазах появляется. Такое отношение очень опасно. Тем более что у нашей родины всегда было не очень с маркетингом, но хорошо с боеспособностью. По счастью, у большинства моих собеседников все же нет медведей в глазах, там много хороших ребят, которые хотят меня понять.

К слову, цензура в ряде западных СМИ тоже существует. Я тут давал интервью одному модному ресурсу, который находится на территории города Рига (не буду уточнять название), но что-то я им такое сказал, что интервью так и не вышло. А казалось бы демократы-демократы! Также и в американских медиакорпорациях я сталкивался с моментами, когда говоришь одно, а выходит другое. Но и в России меня цензурируют.

Delfi в Телеграме: Свежие новости Латвии для тех, у кого мало времени

Tags

Берлинский кинофестиваль "Серебрянный медведь" Александр Солженицын Божена Рынски Александр Сокуров Алексей Герман Андрей Кончаловский Владимир Путин Газпром Григорий Явлинский Дмитрий Быков Збигнев Бжезинский Иосиф Бродский Кирилл Серебренников Кремль Ксения Собчак Леонид Ярмольник Сергей Довлатов Украина
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.
Статьи по теме:
 

Comment Form