О русском вопросе, Чебурашке, Онегине, Западе, Востоке и куличах

Надо будить принцессу! Вайра Вике-Фрейберга про волшебную Латвию, Крокодила Гену и политиков-поросят
Foto: Kārlis Dambrāns, DELFI

От латышей перейдем к русским. У вас был опыт изучения русского языка. Учительница Галина Веселе очень высоко оценивала ваши языковые способности. Почему не получилось?

- Знаете, я в свое время и на гитаре играла — мне очень нравилось. Моим преподавателем был чех, который в 68-м году был в турне по Италии, а после событий в Праге остался за рубежом и поселился в Канаде. Он говорил, что у меня получается играть с чувством, но я недостаточно репетирую, поэтому дальше не пошло. Но я просто не успевала — дети, хозяйство, преподавание, работа с докторантами, публикации… Теперь, каждый раз, когда я слышу в гитарном исполнении "Fernando — sorry", у меня сердце обмирает, когда-то и я умела это играть.

Та же история и с русским языком. Мне Жак Ширак похвалился, что в молодости перевел "Евгения Онегина", мы тоже перевели целую страницу. По субботам с утра мы красиво прогрессировали, читали про Чебурашку и Крокодила Гену. Встречаясь с сельскими жителями, я чувствовала, что да, могу уже распознать, говорят они мне хорошие слова или нет, это очень полезно и дает приятное ощущение, но на это уходило каждое субботнее утро. Мы взяли такие темпы, что я попросту не выдерживала… То, что в одно утро мы выучивали, в следующую субботу я уже не могла вспомнить, потому что между занятиями не было никакого повторения. А так мне было очень хотелось выучить не только русский, но и древнегреческий… Пока не получается.

Какие-то выводы о психолингвистических особенностях русского языка вы сделали из этого опыта?

- Скажу так: я поняла, что моему артикуляционному аппарату русские слова жутко трудно давались, буквально рот не слушался. Например, латышские песни я хорошо запоминаю, когда пою их под музыку, а вот если прочту только текст — повторить не смогу. Так и с русским языком: если слова трудно произносить, то они и тяжело усваиваются памятью. Слова, которые мне было легче выговорить, те я и легче запоминала. Например, "за-пАд" — это легко. Но есть такие слова, которые просто не выговорить…

"Вос-ток"?

— (Смеется.)

На ваш взгляд, что мешает гармонично сосуществовать латышам и русским Латвии?

— Послушайте, мой двоюродный брат Роланд из Сибири женат на русской, их сыновья — русские. Другой двоюродный брат со стороны отца женился на русской девушке, их дочь вышла замуж за русского парня, сейчас у них растет внучка, которая больше говорит по-русски, чем по-латышски. Так что в моей семье они не только сосуществуют, но и женятся…

В моей канцелярии у каждого второго сотрудника — хоть один родственник, да русский. Я думаю, что мы уже так породнились между собой, что различия, которые растравливаются чисто в политических целях, базируются на стереотипах и исторических периодах, когда русские были господствующей нацией, как в свое время немцы, а латыши — то крестьяне, то фашисты, в связи с чем их можно было ругать. И латыши все это помнят.

Михаил Барышников мне рассказывал, что он, сын офицера, который пришел в Латвию с оккупационной армией, вырос во дворе, где все его друзья были латышами. Ему было очень трудно понять свою идентичность: кто он — сын оккупанта или латыш? Он сказал, что для него лучшим решением было забыть и то, и другое — как в Шекспире: "Чума на оба ваших дома!" Но даже он понял, что чисто по-человечески он здесь может прижиться. Та история тащилась за ним, как за сыном своего отца, и создавала трудности.

Тем не менее многие русские чувствуют, что Латвия для них — как мачеха. Вы были в такой ситуации в квадрате — жили в чужой Канаде и в своей семье были падчерицей… Что вы могли бы посоветовать людям, чтобы они чувствовали себя в большей степени своими?

— Им надо самим себе сказать, что я — такой же, и просто идти вперед. В общем, не надо делать так, как поется в популярной песенке Эдгара Лиепиньша: "Es jau neesmu tāds kā visi citi(..)"

Мне, школьнице-иностранке, тоже поначалу было непросто во французской школе Марокко. Позже мне учительница рассказывала, как меня обманывали из-за шовинистических предрассудков, но я просто шла вперед и получала везде первые места. И получалось, что иностранцы — это те, кто получает первые места.

Помню, как во время учебы в канадском университете в перерыве мы сидели и пили кофе с двумя девочками. Многозначительно глядя на меня, они говорили между собой: знаешь, мне с утра так трудно выбрать, какого цвета юбку одеть и какой пуловер… Слушала я слушала и поддержала беседу: какая у вас тяжелая жизнь, мне гораздо легче — у меня всего-то две юбки и два пуловера, пока один комплект в чистке — ношу второй. И никаких проблем! Может, потому у меня так хорошо идет учеба.

То есть вы предлагаете в качестве интеграционной программы просто быть лучшими?

— Да. (Смеется.) Между прочим, у русских получается — они это блестяще демонстрируют своим финансовым превосходством. Простите, но когда я смотрю на список миллионеров Латвии, там латышские фамилии надо с лупой искать — одни русские имена.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!

Tags

Билл Клинтон Вайра Вике-Фрейберга Жак Ширак Кабинет министров Памятник Свободы
Опубликованные материалы и любая их часть охраняются авторским правом в соответствии с Законом об авторском праве, и их использование без согласия издателя запрещено. Более подробная информация здесь.

Comment Form