Земля оБЕДованная. Янис Дуклавс про цены на масло, новый овощной налог и госязык на земле
Foto: F64

В этом году Латвия готовилась к рекордному урожаю, а получила рекордные дожди и статус катастрофы. Следующий год не обещает быть хлебным, к тому же растут цены на молочные продукты. Зато есть шанс, что сильно снизят налоги на полезные овощи-фрукты, считает министр земледелия Латвии Янис Дуклавс, который пришел на радио LR4, чтобы ответить на вопросы ведущей передачи "Действующие лица" Валентины Артеменко и журналиста портала Delfi Кристины Худенко.

Чтобы получить представление о сельскохозяйственном размахе Латвии, по мнению Дуклавса, надо знать, что ежегодно только на прямые выплаты от ЕС подают заявления 65 тысяч крестьянских хозяйств разной величины (от 10 до тысячи гектаров), латвийские стада насчитывают около 140 тысяч коров, а поля — 250-300 тысяч гектаров. Только в прошлом году Латвия экспортировала 200 млн тонн зерна. "Если поделить этот объем на количество людей в стране — мы будем впереди Европы всей", — уверен министр.

В этом году урожаи обещали стать рекордным за всю историю Латвии. Если бы не дожди: не успели латгальцы скосить 60% полей, как грянул "великий потоп" — земля из обетованной превратилась в обедованную. По утверждению Дуклавса, таких мощных ливней, с которыми явно не справляется обветшавшая мелиорационная система страны, не припомнят даже старожилы: в Латгалии за 25-30 часов выпало более 30 см осадков, в целом по Латвии — 15 см за два месяца.

"Я проехал по всей стране, — рассказывает министр. — Ситуация выглядит печально: заливные луга у рек, которые еще в прошлом году давали отличные урожаи, в этом году — на полметра под водой… В Латгалии 29 волостей объявили чрезвычайную ситуацию — было обследование, крестьяне получили компенсации. На днях решили объявить ситуацию катастрофы по всей территории Латвии, что дает права крестьянам и госслужбам на дополнительную помощь".

Министерство обратилось за помощью в Еврокомиссию и Фонд солидарности — там пока ответов нет, только вопросы. Между тем даже чрезвычайная ситуация не дает права крестьянам не выплачивать кредиты, но премьер-министр обратился к руководству и ассоциации коммерческих банков с просьбой отнестись к потерпевшим с пониманием — не штрафовать сразу, продлить сроки. "Следующий год будет сложным, начиная с посевов — землю не смогли вспахать, посеяли мало озимых…" — признает Дуклавс.

В прошлом председатель колхоза "Пиебалга", а сегодня — лучше всех зарабатывающий министр (73 000 евро за 2016 год. — Прим. ред.) и совладелец долей многих предприятий Янис Дуклавс хорошо знаком со спецификой крестьянской жизни и активен в достижении поставленных целей.

Его поступки зачастую притягивают внимание общества: то он встречается с российским вице-премьером Аркадием Дворковичем во имя продвижения шпрот, то охотится с литовским главой минземледелия и бизнесменами на зубров, то в разгар скандала вокруг корма для собак Dogo (некоторые ветеринары предположили, что этот латвийский корм мог быть причиной эпидемии болезни мегаэзофагус, от которой массово гибли собаки, но в сентябре сертифицированные лаборатории ЕС подозрения не подтвердили, теперь предприятие активно восстанавливает репутацию и судится с ветеринарами. — Прим. ред.) показательно кормит им свою собаку, защищая латвийский товар.

Скандал этого года — вокруг публикации в журнале IR части "бесед олигархов" в гостинице "Ридзене", в которых появилась информация о том, что Дуклавс владеет недвижимостью на территории Рижского свободного порта. Материал спровоцировал призывы отправить министра в отставку, но сегодня он уверенно сидит на своем месте.

Про готовность Латвии к будущим "потопам" (климатологи сулят в ближайшие 50 лет существенные перемены климата). Мы советуем крестьянам думать на эту тему. Возможно, сеять сорта и культуры, которые успевают дать урожай раньше. Когда мы встречаемся с министрами земледелия других стран ЕС, то понимаем, что у многих — другая проблема — засуха. И наша тема мелиорации (отвод воды) им не близка. Они говорят: чем вам не нравится вода?

Почему дотации латвийских крестьян сильно меньше, чем у фермеров "старых стран". Это долго объяснять, но если в трех словах: это же не так просто, что сели люди за стол и решили, кому и сколько давать. В длинных формулах расчетов дотаций многое зависит от показателей экономики страны (сколько зерна, сколько молока и т.д.) конца 80-х годов. А какие показатели у нас были в тот период перемен? Тогда было даже выгодно занизить показатели, чтобы меньше сдавать в общий котел и больше продавать напрямую…

В Евросоюзе нет такого порядка: если тебе плохо, то тебе надо больше давать. Наоборот: плохо — значит, плохо работаешь, и тебе не положено давать больше. Учись и работай лучше.

Мое мнение, если бы вся Европа разом отказалась от прямых выплат крестьянам, мы с нашими человеческими ресурсами и трудоспособностью были бы только в выигрыше. Даже с нашими малыми выплатами мы продолжаем держаться на европейском рынке. Притом что техника и горючее стоят столько же, сколько везде, а электричество — даже дороже. Разве что зарплаты у нас гораздо ниже. Только в прошлом году маленькая Латвия продала 200 млн тонн зерна. Если посчитать на душу населения — будем впереди всех.

Про рост цен на молочные продукты. С началом эмбарго молочной продукции в России они были ниже 20 евроцентов за литр, а сейчас — 32-35. Отдельные хозяйства даже по 38 получают. И это тенденция не только Латвии — мы на общеевропейском рынке. Закупки таких больших стран, как Китай, существенно выросли, продукта стало не хватать — началось движение на рынке, вырос спрос. Нормальное колебание. Возможность для снижения цены — если появятся еще поставщики на рынке, которые захотят конкурировать.

Про снижение НДС на овощи и фрукты. В Польше уже годами такой налог снижен — не только на овощи и фрукты, но и на мясо с молоком тоже. Практически все европейские страны (кроме четырех) имеют разные налоги на разные группы продуктов. Когда началось эмбарго на молочные продукты, и его цена упала, некоторые страны Европы опустили налог до нуля. Почему им это выгодно, а мы считаем себя правыми, когда ничего не делаем? Надеюсь, наш пилотный проект даст позитивный результат, и тогда я рекомендую распространить его на другие продукты.

Про "языковое требование" к владельцам земли. Еврокомиссия прислала нам много вопросов. И не только по языку. Например, они спросили, почему с владельцев земли требуют определенное образование в сфере сельского хозяйства? Ведь если хозяин сам не хочет работать на земле, он может нанять специалиста — агронома или зоотехника! Тут мне трудно ответить.

Насчет языка: наши сельские общественные организации руководствовались примером старых европейских стран, где такой порядок введен. Например, во Франции надо знать язык на уровне, чтобы ты мог объяснить, чем хочешь заниматься на этой земле. Но тебе не нужен уровень, чтобы лекции по мелиорации читать.

Про то, что будет с теми, кто владеет землей и не владеет языком. Ничего с ними уже не сделаешь. Так же, как ничего нельзя сделать с теми, кто имеет площади бОльшие, чем предусмотрено сейчас законом. Это просто прошлое. Но я обещаю, что мы будем думать еще насчет повышения налогообложения тем, кто не обрабатывает сельхозземли — это неправильно. Землю надо поддерживать в хорошем состоянии.

Про новую кадастровую стоимость земли. Было бы правильно, если бы она была реальной и с нее платились налоги. Но я не могу согласиться с тем, когда отдельная сделка с хорошим кусочком земли где-то у озера в разы поднимает цены на землю во всей округе. Скажем, средняя цена в волости — 2-2,5 тысячи евро за гектар, а кто-то продал за 10 000 евро. И тут же у всей волости цена кадастра поднялась до 5 тысяч — это несправедливо. Пока такой процесс остановлен. Для сельской земли рост кадастровой стоимости не может быть больше 10%.

Про скандал с обнародованием разговоров в "Ридзене". Я давал показания в налоговой инспекции и бюро по борьбе с коррупцией — у меня на руках есть решения, что они не нашли никаких неправильностей в моих декларациях и никаких улик, что я что-то скрывал. В обеих инстанциях я попросил дать мне еще раз прослушать те разговоры. В противном случае я не готов ничего комментировать. Все же прошло десять лет, сам я уже не помню, что там да как было, а хорошие корреспонденты могут сделать из ничего большую проблему. Но "налоговики" и БПБК сказали, что такой возможности у них нет.

Повторюсь еще раз: я не участвовал в разговорах в "Ридзене" — я участвовал во встрече с одним человеком. Если кто-то называет его олигархом, пусть, но для меня он — Шлесерс. Говорили мы о темах личных, а не государственных или политических. И то, что была сказана фраза про какие-то миллионы — 15 или сколько-то там — то я бы все пояснил, если бы мне дали послушать тот разговор. Наверное, там речь шла не о том, что это мои деньги или доля, а о том, что у людей есть желание продать свою частную собственность за какие-то деньги. Это совсем разные вещи! Так что этот (скандал) — обычный черный пиар.

Про скандал с кормом Dogo. (Ветеринарный патолог Илзе Матисе-ван-Хоутане активно отстаивала предположение, что причиной вспышки смертельной болезни собак мегаэзофагус мог стать произведенный в Латвии корм. — Прим. ред.) Она показывала лабораторные исследования, но мы не знаем, откуда они. А у нас на руках — три сертифицированных лаборатории, признанных в ЕС. Все они показали, что ничего опасного нет. И даже по той пробе, где нашли увеличение (допустимой нормы), позже австрийская лаборатория извинилась, что употребила неправильную методику. Так что ничего там плохого нет! А у нашего предприятия производство упало больше чем на 40%. Теперь они судятся против тех, о ком вы говорили. После информации в прессе они уже на 20% вернулись на рынок. Лично я свою собаку кормлю разными кормами, в том числе — Dogo.

Про перспективы распространения свиной чумы. На сегодня осталась лишь маленькая площадь на лиепайской стороне, где болезни не было. Все просто: если вы будете соблюдать все меры биобезопасности, то никакая болезнь на ферму не придет. Если хоть чуточку нарушить — придет. В каждом случае вспышки чумы хоть одно нарушение правил было найдено — тот принес зелень с поля, тот грибы собирал и покормил двух свиней дома… А потом меры приходится принимать по всей округе, если вспышка в радиусе два километра от фермы на 30 голов — все они попадут под санкции…

Про рыбаков и рыбок. Да, развелись у нас бычки, которые наносят ущерб другим сортам рыб. Но у нас научились с ними работать — перемалывают в муку, делают масло… Также ущерб наносят тюлени. Как-то я выехал в море с рыбаками — подняли сети, а там — одна кость от лосося. Пока мы не решили, что с этими тюленями делать — они ведь охраняемые животные. Разработали системы, которые их отпугивают звуком — посмотрим.

Про квоты на вылов. Поспорили мы с министрами (стран ЕС), в четыре утра закончили. Я считаю, что мы свою позицию отстояли. (Квоты на вылов трески снизились на 8 процентов, а не на 28, как хотел ЕС. Квоты на салаку уменьшились на 7%, а не остались без изменений, как хотела Латвия. Квоты на кильку повышены на 7%.)

Про арестованное Норвегией судно "Сената", которое ловило снежных крабов. Это был лов, разрешенный ЕС. Норвежцы считают, что это их зона, а мы — что это международные воды. Спор не закончен. Арестованное судно стоит в порту. С компании-владельца требуют большой штраф. Но вопрос принципиальный, ведь там не рыба и крабы главная проблема, а дно моря. Все страны следят за тем, какое решение примут, потому что есть мнение, что там хорошие нефтяные поля. Поэтому там все очень интересно и мутно.

Source

rus.DELFI.lv

Tags

Еврокомиссия Янис Дуклавс
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form