Арт для чайников III. Чем "нож для задницы" лучше Рериха и как рептилоиды стали лицом Латвии
Foto: Andrejs Strokins

Почему в Латвии никто не прибивает свои тестикулы к Домской площади или не рисует член на дверях СГД в знак протеста против заевшейся бюрократии? Зато забивание гвоздей в скульптуру "человека похожего на Путина" встречает поддержку аудитории? Почему без дебатов с общественностью картины с горными пейзажами Рерихов в экспозиции Национального художественного музея сменяет инсталяция "Nazis, ar ko sev sagraizīt dirsu"? Зато Латвию на Венецианском биеннале представляют рептилоиды. Культуролог и "дедушка латвийского рейва" Каспарс Ванагс рассказывает порталу Delfi о самых спорных и обсуждаемых формах современного искусства – инсталляциях, акционизме, ситуационизме, хэппенингах, а также о том, как это выглядит в Латвии.

Через пять лет в Латвии появится свой Музей современного искусства. Портал Delfi публикует серию материалов "Современное искусство для "чайников", в которой признанные эксперты разных отраслей нового арта объясняют на понятном для непрофессионалов языке, что надо знать на эту тему, чтобы наслаждаться прекрасным и ужасным по полной программе.

Первыми экспертами выступили экс-министр культуры Хелена Демакова и ректор Латвийской академии художеств Алексей Наумов. Третий – искусствовед и кинокритик Каспар Ванагс, выпускник Свободного университета Берлина и лондонского Института искусства Курто, руководитель программ искусства Благотворительного фонда ABLV.

"Дедушка латвийского рейва" - от такого определения холеный интеллектуал с элегантной бородкой Каспар Ванагс нервно вздрагивает. Но из песни слов не выкинешь: именно Каспар был тем волшебником в голубом вертолете, который в начале 90-х завез в бурлящую переменами Латвию новые тренды современного искусства, постигнутые им во время учебы в Свободном университете Берлина в годы сноса Стены.

"Тогда в начале 90-х за стенами моего университета было даже интереснее, чем внутри – район Митте, центр восточного Берлина превратился в огромный Центр современных художников: всюду шли уличные перформансы, в помещениях буйствовал флэт-арт, - вспоминает Каспар. - Это был Год открытых дверей. Жить в минимальных удобствах этого района никто не хотел - художники устроили в квартирах сквоты, галереи, нелегальные бары с танцполами, кинотеатры… Ты заходишь в бар или столовую и не понимаешь, это заведение общепита или арт-объект.

Aija Bley survival kit punctum ragana
Foto: Aijas Bley foto no sērijas "Dievietes" (2016)

На фото: один из экспонатов традиционного латвийского фестиваля современного искусства Survival Kit.

Готовили вместе и по очереди, приглашая за стол всех соседей. В Латвии пять-шесть лет назад мы пытались повторить нечто подобное на Survival Kit – там в столовой каждый вечер готовили разные художники и интеллектуалы. Но все это надо было согласовывать с разными санэпидстанциями и писать заявки фондам, а в Берлине все шло стихийно – без надзора и указки сверху, посредников галерей и кураторов, сбора штемпелей на бумажках. И такой шанс искусству выпадает крайне редко – ощутить реальную свободу, без давления денег и условностей".

По мнению Каспара, нечто подобное и стихийное в Латвии было в самом начале 90-х: "Днем ты работаешь на "нормальной работе", а вечером ты – вольный художник, панк, наркоман, интеллектуал или бандит. Социальные слои не имели резких границ, это сейчас они герметично закрыты – из одной касты в другую не попасть. А тогда мои мероприятия Open охраняли ребята из службы секьюрити президента".

В тех первых фестивалях культуры нового образца, условно называемых "рейвами", психоделическая музыка соединялась с пробами латвийских художников в новых революционных жанрах, а национальная принадлежность и содержимое бумажника в то время не играли определяющего значения. Подустав от бурной психоделики, Каспар ушел в другую крайность - кухонную культуру, которой посвятил проект "Чайный гриб"…

Арт для чайников III. Чем "нож для задницы" лучше Рериха и как рептилоиды стали лицом Латвии
Foto: Shutterstock

На фото: чайный гриб.

В какой-то момент, общество потребления взяло свое – касты распределились, культурные мероприятия стали заложниками своих спонсоров, буйный креатив уступил место расчетливой предсказуемости.

Чтобы спасти свою голову от рельсов неминуемой, как поезд, глобализации, Каспар сперва перебрался в деревню, а позже – в Лондон и Берлин, где продолжил образование и взял тайм-аут от современности, посвятив себя изучению искусства XVIII века, чтобы докопаться до корней современного арта. Ну а затем… "хомячок сперва боялся пылесоса, а потом втянулся". Втянулся уже, как эксперт высокого уровня – сегодня именно он определяет многие процессы современного искусства на государственном уровне. В том числе, например, курировал экспозицию Латвии на самом престижном смотре – Венецианской биеннале.

Source

rus.DELFI.lv

Tags

FEMEN Pussy Riot Петр Павленский Хелена Демакова
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form