Oleg Kubarev, Aleksandr Kolinko, Spartaks Jurmala
Foto: Oleg Kubarev, Aleksandr Kolinko, Spartaks Jurmala

Известный в прошлом вратарь сборной Латвии по футболу Александр Колинько поговорил с Eurosport об английском и российском этапах своей карьеры, рассказал много чего интересного и почему в итоге решил стать тренером.

close-ad
Продолжение статьи находится под рекламой
Реклама

В 2000 году Александру Колинько было 25, карьера шла по нарастающей и он оказался в английском "Кристал Пэлас". Латвийский вратарь вспоминает, как это произошло.

– Одно время латвийскую сборную тренировал англичанин Гари Джонсон. На игры он часто приглашал скаутов британских клубов. Пару раз приезжали смотреть и лично на меня. Людям из "Пэлас" я понравился в матче с Шотландией за сборную. Сыграл в английском стиле — хорошо на выходах, все перекусил. После этого коуч клуба Алан Смит сказал: "Все, берем, нам нужен такой вратарь". Через несколько дней я приехал в Лондон, провел пару тренировок и подписал контракт. Еще из "Вест Хэма" шел интерес, возможно, меня хотели и в России, но трансферная стоимость, которую объявлял клуб ("Сконто"), отпугивала.

Приехав в Championship, думал, что хорошо играю на выходах. Но быстро понял, что делаю это посредственно. Мой первый матч в чемпионате был с "Фулхэмом". Помню, иду на выход с кулаком, а Луи Саа просто головой перепрыгивает. Тогда я осознал, что есть над чем работать. Месяца три привыкал к новой манере. Там даже если идешь на выход и понимаешь, что берешь мяч, еще не значит, что поймаешь его. Потому что нападающие под два метра ростом, выпрыгивают еще на метр, потом врезаются в тебя. И это не свистят как нарушение. В Англии полевой и вратарь — два равноценных игрока. Первые этим пользовались. Если вратарь больше концентрировался на мяче и не видел соперника, а соперник это замечал, он просто врезался. Например, был такой клуб "Джиллингем" из Кента. Его футболисты тупо летели в меня, когда я шел на выход. Я в ответку тоже. Встречался с ними шесть раз, трижды игроков уносили после столкновения со мной. Интересно другое — за такое меня ни разу не удалили. В Латвии случалось. А в Чемпионшипе максимум желтая карточка, хотя человека уносили.

В английской премьер-лиге жесткости чуть меньше, все-таки больше европейцев. Но все равно там дают играть. И это нормально. Футбол не балет. Нельзя свистеть при каждом падении. Хотя и перестроиться сразу было нелегко. Только через время перестал бояться тычков, врезаний. Для имитации борьбы киперам в клубе даже давали специальное упражнение: надевали защитный жилет до колена, шла подача, выдвигался на выход, ловил мяч. В этот момент в меня врезались с грушей, в которую обычно врезаются на тренировках регбисты.

Вообще, тренировки в Англии сильно отличались от того, с чем приходилось сталкиваться Колинько дома.

- После "Сконто" приехал как на другую планету. Впервые в жизни у меня появился настоящий тренер по вратарям. До 1996 года его не было вообще. В воротах я тренировался раз в неделю, все остальное время бегал в нападении. Потом все-таки поработал с Александром Кулаковым, но там такие тренировки — размялся, дальше команда бьет тебе по воротам. В Англии же все по-другому. Там вратари просто уходили на другое поле, занимались и только в конце приходили на игровые упражнения. По воротам били раз в неделю, все остальное время отдельно работали с коучем по вратарям.

Смешно было, что когда потом попал в "Рубин", снова пошли удары, удары, удары. После Англии тяжело обратно перестраиваться. Помню, выходил на матч, но до того тяжело, что уже играть не хочется. А сейчас все изменилось на 180 градусов. В декабре ездил на стажировку в "Ростов", присутствовал на занятиях, все уже по-другому.

Что такое беговые кроссы, в Англии тоже не знают. Там нет культуры доводить игрока до истощения. Все намного проще и строится по схеме "восстановление — подготовка к игре". Матчей много, носиться некогда. Всегда привожу такой пример. Контракт с "Кристал Пэлас" я подписал в сентябре, чемпионат закончился в мае. За это время я провел 35 игр в чемпионате, 11 в кубках, еще 10 — за сборную. 56 игр за неполные восемь месяцев! Так часто я никогда не играл.

Теория в Англии за три года была раза четыре. Они считали, что настолько часто играют между собой, что хорошо знают друг друга. Поэтому больше отталкивались от своей игры. А про соперника основные моменты устно доносили.

В "Пэлас" Колинько получил кличку "Медведь". Александр рассказывает, как так получилось.

- Я как пришел, на выходах кричал: "Я!" По-русски. Потом мне сказали, что в Англии так не принято. Перешел на "Keeper!" Но не сразу. И вот в те моменты, когда кричал "Я!", был похож на медведя. Большой, здоровый, орет, всех сминает. Люди понимали: с таким парнем шутки бы не прошли.

Несмотря на первые трудности с адоптацией, поначалу у Колинько в "Кристал Пэлас" складывалось все замечательно в игровом плане. Но потом случился неприятный эпизод.

- Получилось так: мы пропустили гол, я не играл, тренер (Тревор Фрэнсис) посмотрел на скамейку, и ему не понравилось мое выражение лица. Подумал, что я засмеялся. Но я клянусь всем, чем можно, что у меня даже мысли не было смеяться. А он, "увидев улыбку", подскочил и ударил. Я успел среагировать, поэтому он попал в лоб. Ответку уже не смог дать, потому что на мне повисли 10 человек.

Тогда я просто опешил. Представляете: тренер подскакивает и бьет тебя, хотя ты не делаешь ничего плохо? Я просто в шоке стоял. Когда чуть-чуть отошел и полез на него, шансов уже не было. Потом я хотел, чтобы тренер извинился. Он считал, что поступил правильно. Пришлось написать бумагу в полицию. В итоге он так и не извинился, а его сняли. В тот момент им и без того были недовольны болельщики и руководство.

Но в целом у Колинько от английского этапа карьеры только благодарные воспоминания.

- Мне вообще повезло, — говорит Александр. — У "Кристал Пэлас" была вторая заполняемость в лиге после "Бирмингема". 22 тысячи в среднем при 24 тысячах вместимости. Фанаты очень любили команду, в такой обстановке приятно играть. Никогда не забуду, как вся арена кричала "Алекс Калинько" с ударением на И.

На трибунах люди реально подсказывали. Если видели, что соперник сзади, когда свой игрок принимает мяч, кричали: "Man on". В общем, нигде больше я не получал такого удовольствия. Выходишь на поле домашнего стадиона и хочется именно играть.

На Евро-2004 я попал уже как футболист "Ростова", но фанаты из Англии специально приезжали, чтобы поболеть за нас с Андреем Рубиным. На матчах сборной Латвии сидели с флагами "Кристал Пэлас".

После "Кристал Пэлас" Колинько оказался в России. Звали его из Лондона в московский "Спартак", но в итоге он оказался в "Ростове". Почему?

– Не очень понравилось, как общались люди из "Спартака". Сначала одно, потом другое, дальше третье. Был еще один момент, который смущал. Раньше говорили, что за "Спартак" играть честь. Но вообще-то финансовая часть тоже важна. Я ведь шел не из пятой лиги, а из Англии. Да, "Спартак" — великая команда, но я не был готов играть за шоколадку. А предлагали в разы меньше, чем в "Кристал Пэлас". 100 тысяч долларов в год — это несерьезно.

Плюс из России приезжали зимой, а контракт у меня действовал до лета. И никто из Англии отпускать не хотел. Летом в итоге все-таки уехал — в "Ростов". Доверился агентам, а они сами знаете: решают не только дела футболистов, но и свои. Хотя, в целом, я был не против российской лиги. Все-таки это игры со "Спартаком", ЦСКА, "Динамо". Для меня это многое значило.

Вспомнил Колинько и помощника Александра Старкова в сборной Игоря Клесова, про которого еще спартаковцы вспоминали, как он ходил по коридорам вечерами и подслушивал, что говорят игроки в номерах.

- Думаю, у нас такое тоже было в сборной. Лично я не видел, но скажу так… Хм, как бы выразиться… Этот человек вносил негатив в команду. Его отношение к футболистам и общая энергия были негативными. А вот зачем Старков с ним работал, это вопрос к нему. Я не знаю, как они соединились вместе.

Любопытно сравнение Колинько тренеров Бердыева и Старкова, под руководством которых он играл в разное время.

– У Петровича (Старкова) дисциплина заключается в порядке. Все начиналось с экипировки. Мы должны были во всем быть одинаковыми. Ходить чуть ли не строем на обед. На собрания нельзя прийти в сланцах. Для Бекиича (Бердыева) дисциплина — это действия на поле, в день игры, отсутствие контакта с посторонними людьми перед матчем. Он не следил, во сколько ты приходишь, что ешь.

Как-то Александр огрызнулся на Курбана Бердыева.

- Проиграли "Алании" 3:4 и в раздевалке произошел конфликтик. Бекиич выставил меня крайним: "Мы забили три, а что делал вратарь?" Я посчитал, что он не прав. Да, пропустил четыре, но там такие мячи залетали… В общем, ответил ему. Но санкций никаких не было. Бекиич понял, что это эмоции. Да и больше я с ним не пререкался.

Часто говорят, что в 2007-м "Рубин" сдавал матчи, а в 2008-м ему все вернулось и клуб впервые стал чемпионом.

– Да, так говорили после чемпионства. Но я играл в 2007-м и могу сказать, что ничего не сдавал. Ручаюсь за это. Если сдавал кто-то другой, а я играл в полную силу, это вдвойне обидно. И потом трудно понять, когда уровень некоторых игроков невысок: действительно ли он слабый или сдает? До сих пор в памяти игра в 2007-м, когда из-под одного игрока три раза забили. Но больше такого не видел.

Впрочем, один "договорняк" в своей карьере Колинько припомнил, но назвать клуб категорически отказался.

- Заранее знал, что команда сдаст. Случилось это очень давно, но до сих пор неприятные ощущения. Был конец сезона нужно было кому-то помочь. Пришли люди из руководства: "Надо. Если нет, вам будет плохо. Игрокам и тренерам".

2008-й год получился для Колинько в Казани большим выходным.

- Клуб взял тогда двух вратарей-россиян. Обида была на руководство "Рубина". Они не отпускали, когда я хотел уйти. Говорили: "Да пусть только пришлют предложение, спокойно уйдешь". Потом оказалось, что за меня деньги хотели. Из-за этого 2008 год я просто так отсидел. Не играл, не тренировался, мне просто платили и не отпускали. Хотя звал "Амкар". Но в "Рубине" объявили 600 тысяч за трансфер. Я уже хотел куда угодно уйти, лишь бы играть. Хотя когда-то "Ростов" за меня просил у "Фулхэма" 2 миллиона. В итоге я отсидел в Казани до конца контракта, три месяца провел по любителем в Латвии и перешел в Бухарест. Там отсидел еще шесть матчей запасным (брали на всякий пожарный) и вернулся домой.

Сейчас Александр работает помощником главного тренера в юрмальском "Спартаке". Набирается опыта. Про латвийский футбол говорит так:

- В мое время общий уровень был сильнее. Сейчас в командах много молодежи — даже 19-20-летние выходят. Раньше, чтобы заиграть в высшей лиге в таком возрасте, приходилось быть действительно хорошим футболистом. Как Рубин, Степанов. Другие ровесники с ними рядом с ними не стояли — сидели глубоко на банке.

Получают в латвийском футболе игроки в среднем не больше 2 тысяч евро в месяц. У нас в Юрмале так же. И две — это потолок, который зарабатывает максимум один человек. Конечно, есть люди, которые считаются звездами для страны. У них немного больше. Но это единицы.

Возьмем, скажем "Рижскую футбольную школу" (РФШ). Там зарплата выше двух тысяч. В то же время в "Бабите" получают по 300–500 евро. Некоторым приходится дополнительно работать, чтобы себя обеспечить. Поэтому в основном там бегает молодежь.

Сейчас ребята в Латвии и близко не видят тех денег, которые получали мы. Причем многое мы получали за счет премиальных: бонусы за чемпионство, Кубок Содружества, Лигу чемпионов. Больше 10 тысяч долларов выходило в месяц. Потом уже в Англии зарплата выросла примерно раз в пять.

Теперь у нас есть Телеграм-канал Rus.Delfi.lv с самыми свежими новостями Латвии. Подписывайтесь и будьте всегда в курсе!
Заметили ошибку?
Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter!

Категорически запрещено использовать материалы, опубликованные на DELFI, на других интернет-порталах и в средствах массовой информации, а также распространять, переводить, копировать, репродуцировать или использовать материалы DELFI иным способом без письменного разрешения. Если разрешение получено, нужно указать DELFI в качестве источника опубликованного материала.

Comment Form