Foto: LETA

В частном транспорте разным домохозяйствам ехать нельзя, в такси — не больше одного человека, общественным транспортом лучше не пользоваться, от поездок за границу - воздержаться, от полетов — тоже… Российский уголь иссяк, а белорусские грузы, которые в прошлом году перебазировались из Клайпеды на Рижский порт, лучше пусть базируются куда-то еще — чтобы не расстраивать соседей. Министр сообщений Талис Линкайтс рассказал ведущей передачи "Действующие лица" на LR-4 и журналисту портала Delfi Кристине Худенко о том, как отвечать за транспорт, когда любые связи сведены к минимуму, и за транзит, когда отношения с главными поставщиками грузов напряженные.

Сегодня транспортная отрасль выживает исключительно благодаря многомиллионным дотациям, не скрывает министр. У авиации подходят к концу выделенные на поддержку миллионы — скоро все авиакомпании мира начнут требовать от Еврокомиссии новых траншей. Зато на латвийский транзит пандемия повлияла не так заметно, как уход из латвийских портов российского угля, который раньше железнодорожники поругивали, как нечистый и малоденежный, но вернуть такие объемы в ближайшее время не получится. Зато товарный экспорт Латвии в прошлом году даже увеличился.

Что происходит с железной дорогой?


В прошлом году почти вдвое сократился товарооборот по железной дороге. "С пандемией это не связано. Кризис начался с 2019 года, когда начал снижаться грузооборот угля и нефтепродуктов из России, а в прошлом году транзит угля фактически остановился. А он составлял существенную долю транзита. Впрочем, остальные грузы из России, Беларуси и Казахстана продолжают идти — контейнерные перевозки, специфические нефтепродукты, древесина, зерно. Отслеживаем ситуацию, но драматических моментов не видим".

Latvijas dzeļzceļš основательно снизил затраты и сократил число работников. В этом году увольнения еще возможны, но эпизодические, не скрывает Линкайтс. Дороге поставлена задача привлечь транзит из Беларуси и Украины в Скандинавию и поработать над грузами через Латвию в Калининград. Государство вложило несколько десятков миллионов евро в поддержание инвестиционной программы и инфраструктуры. В этом году вложат еще столько же.

В чем конкурентное преимущество транзита через Латвию?


"Это зависит от того, откуда грузы. Если это Украина, то наш коридор ближе к Скандинавии по километражу, также мы обеспечиваем скорость, качество и безопасность грузов. У нас есть что сказать клиентам", — уверен министр.

Эстония потеряла основную массу транзита из России еще 10 лет назад, сейчас она ориентируется на местные грузы и на Финляндию со Скандинавией, случаются одиночные составы из Беларуси. Исторически больше всех с белорусскими грузами работала Литва. "Сейчас мы следим за развитием событий. Мы знаем, что у "Клайпедас нафты" не будет договоров о поставке нефтепродуктов из Беларуси — посмотрим, как ситуация будет развиваться…"

Министр подтвердил, некоторые белорусские товары переориентировались из Литвы на Латвию: "Будем смотреть, есть ли в этом долгосрочный характер или это отдельные поставки в Рижский порт. Я не хотел бы комментировать конкретные сделки — надеюсь, что это не долгосрочная тенденция. Все-таки мы соседи с Литвой и не должны смотреть друг на друга с какой-то… (опаской)".

Может ли Латвия из-за трат на Covid потерять деньги Rail Baltica?


"Эти две темы никак не связаны, — считает Линкайтс. — Сейчас в ЕС идут переговоры насчет нового семилетнего периода финансирования —

Lai turpinātu lasīt, iegādājies abonementu.

Lūdzu, uzgaidi!

Pielāgojam Tev piemērotāko abonēšanas piedāvājumu...

Loading...

Abonēšanas piedāvājums nav redzams? Lūdzu, izslēdz reklāmu bloķētāju vai pārlādē lapu.
Jautājumu gadījumā raksti konts@delfi.lv

Seko "Delfi" arī Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!