Foto: DELFI

Баталии противников и сторонников вакцинации все жарче. Эксперты прекращают консультировать правительство. Политики больше думают о рейтингах к выборам, чем о выводе страны из пандемии. Народ хочет видеть во главе страны осужденного мэра. "Русский фактор" омрачает и без того запутанные ковидные перспективы. Часть стран Европы уже вернулась к привычной жизни, Латвия никак не выйдет из сумеречной зоны. Социоантрополог, доктор наук и преподаватель РСУ Клавс Седлениекс анализирует сложившуюся ситуацию и говорит о перспективах.

В начале апреля прошлого года, когда Covid-19 только появился в Латвии, портал Delfi попросил Клавса Седлениекса спрогнозировать возможное развитие пандемии, а также влияние непривычных ограничений и требований на общество: будем ли мы шарахаться друг от друга, вздрагивать от кашля, выдержат ли родители новые роли учителей и поваров своих детей, без отрыва от "производства", а пожилые люди — одиночество. Что станет с европейским братством, которое поначалу кинулось закрывать друг от друга двери? Сплотимся ли мы сами на фоне общей беды? И как нам поможет государство?

- В прошлом интервью мы обсуждали, почему в начале пандемии Латвия оказалась лучшей в мире — низкая плотность населения, разобщенность, почти у каждого латыша — хутора и lauki, где можно достаточно безопасно и комфортно пересидеть карантин, не заражая окружающих… Но теперь мы первые с конца — что не так?

- Весной прошлого года все условия и вправду были на нашей стороне. Рига вмиг обезлюдела. Все куда-то разбрелись, попрятались по хуторам и провинциям. И наша способность где-то сидеть в одиночестве и какое-то время не контачить с другими в тот раз пригодилась. Но тот ковид был другого типа — двух метров дистанции и чистых рук для него было достаточно.

"Дельта" намного злее — прошел мимо и заразился. Привычные гигиенические процедуры не работают. Да и люди больше не сидят по домам, многие сохранили привычный ритм жизни, вопреки всем карантинам. Болезненный вопрос — нежелания вакцинироваться. У нас любят приводить в пример "особую модель Швеции". Но если бы мы были также дисциплинированы!

Когда шведам говорят, носите маски так — они и будут носить их так, а латыши возразят, что не могут через маску дышать и чувствуют себя униженными, что их принуждают. Мы тут не уникальны — схожая ситуация по всей Восточной Европе.

Отдельная история — ураган разных теорий заговора, просто невероятно, сколько всего можно придумать. Все это следствие хронического недоверия тому, что им говорят связанные с властью люди. На любое высказывание первая реакция — подозрение. Это мы видим и в опросах. При этом люди говорят, что доверяют врачам и экспертам — это одна из причин, почему политики для легитимизации своих утверждений используют "мнение экспертов". Проблема в том, что это зачастую неправда, оттого и экспертные мнения утрачивают доверие.

- Как разные ограничения и локдауны влияют на человека? Легче понемногу "хвост отрубать" или выключить свет жестко, но на короткий срок?

Seko "Delfi" arī Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!