Foto: LETA

Что труднее — найти воткнувшего нож в сердце или запустившего руку в интернет-банк? Можно ли засудить Путина без его участия? Что не так в деле избиения девочки в Елгаве? Когда уже закончится дело Римшевича? И чем обернутся разоблачения в СГД? Новый генпрокурор Юрис Стуканс ответил на вопросы ведущей передачи "Действующие лица" на LR-4 Валентины Артеменко и журналиста портала Delfi Кристины Худенко.

Главным видом преступлений в Латвии по-прежнему остаются кражи. Чем хуже экономическая ситуация, тем больше приходится следить за сохранностью имущества. Благо современных спецсредств хватает, а на случай чего имущество можно страховать.

О чем болит голова генпрокурора Латвии, так это о разных видах киберпреступности. За время пандемии эти виды преступлений особенно успешно пошли в рост. "Мне трудно понять женщин, которые влюбляются и перечисляют тысячи неизвестным людям, а потом плачут, — говорит Юрис Стуканс. — И про такое пишут каждый третий день".

При этом прокурор признает, что если воткнувшего реально нож в сердце у нас искать умеют, то в работе с сетями и серверами латвийским правоохранительным органам в этой сфере надо еще основательно повышать квалификацию. Ведь преступник может создавать видимость нахождения в одной стране, а физически находиться, где угодно. Приходится создавать международные группы расследования — таких дел десятки. Деньги же удается вернуть единицам — если очень повезет, как это случилось недавно, когда круглая сумма попросту не успела уйти со счета женщины. 

Заступая на новую должность два года назад, Стуканс обещал ускорить проходимость дел в судах. Утверждает, что отчасти это ему удалось. "Теперь в 60 процентов дел, где участники согласны с совершенным, все заканчивается в прокуратуре — там сразу определяется наказание. В итоге в судах с каждым годом меньше дел и довольно быстро рассматриваются уголовные дела".

На фоне пандемии и войны подвисло еще одно обязательство, взятое на себя генпрокурором — разобраться с пьяными за рулем. В уже год как парламенте зависли поправки об усилении наказания: уголовное дело при содержании алкоголя в крови водителя выше 1,5 промилле и конфискация транспортного средства. И все же Стуканс надеется, что старый Сейм успеет провести и эти поправки.

Чего сегодняшние политики точно не успеют решить — это проблему нехватки квалифицированных кадров. "У нас годами не обращали внимания на качество высшего образования — его уровень очень упал, — сетует генпрокурор. — Мы должны брать лучших из тех, кто есть, но они не являются хорошими. Мы объявляем набор на должность прокурора — человека с высшим образованием: диплом есть, а на простые вопросы по основам права человек не может ответить. И у меня вопрос: как он получил свой диплом?"

Юрис Стуканс ответил на вопросы:

  • Как Латвия расследует военные преступления в Украине?
  • Реально ли осудить Путина, если его не будет в суде?
  • Можно ли россиянину обжаловать экстрадицию из Латвии?
  • Когда предъявят обвинения Линдерману?
  • Что происходит с делом Александра Дубьяго?
  • Как многих жителей Латвии обвиняют в прославлении войны?
  • Что с задержанными за убийство футбольного агента Беззубова?
  • Какая перспектива пересмотра дела Магониса?
  • Что с делом экс-главы Банка Латвии Римшевича?
  • Что творится в Службе госдоходов?
  • Как ведут дело об избиении девочки в Елгаве?
  • Что с делом экс-министра Илзе Винькеле?
Seko "Delfi" arī Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!