Foto: Andris Kārkluvalks, DELFI
"Они у меня скромные", — с улыбкой говорит Инесе Алксне о желаниях своих шестерых детей и возможности их исполнить. Инесе вот уже десять лет живет в небольшом поселке — Тингере. Этой зимой почти половина дохода всей большой семьи уходит на оплату коммунальных услуг. Хотя Инесе признает, что ее семья относится к категории нуждающихся, она не просит о помощи. "Другим нужнее", — говорит она.

Это — первая история из серии статей Delfi о людях, которые живут — точнее сказать, выживают, — в сложных условиях: не могут позволить купить себе самое необходимое, часто мерзнут без отопления. Для них история успеха — это выбиться из латвийской глубинки в столичный вуз. Несмотря на то, что официальная статистика говорит о том, что подверженных риску бедности жителей Латвии стало меньше (22,5% или 418 тысяч жителей в 2021 году, что на 0,9% меньше, чем в 2020-м), наша страна до сих пор отстает от соседей и средних показателей по ЕС.

Мы встречаемся у ее трехэтажного дома. Несмотря на холод, улыбчивая Инесе одета в треники и розовые ботинки. Я спрашиваю ее, не замерзла ли она, но она смеется и отмахивается рукой, говоря, что все в порядке. Дома она уже второй день как в лазарете — накануне и сама неважно себя чувствовала, а теперь старший сын Сандийс лежит в постели с вирусом. Одиннадцатилетние близняшки Йоланта и Юстине уехали в Валдемарпилсскую среднюю школу, расположенную в 15 километрах. "Они обе одинаково хорошо учатся, и у меня есть ужасное подозрение, что в школе их путают. Они не одинаково сознательные, — смеется Инесе, — Йоланта заболела, но записали, что болеет Юстине". Еще у нее есть сыновья Индарс, восьмиклассник, и Артис, который учится в девятом классе.

Инесе переехала в Тингере почти десять лет назад именно потому, что тогда здесь еще был детский сад. Раньше она жила недалеко от Ногале. "Я отремонтировала там квартиру. Полностью с нуля. Но эти мартышки — самоуправление — решили, что я не могу там жить, потому что не могу устроить Артиса в детский сад. Сандийсу было 12 лет, и его нельзя было забирать, я тоже не могла ездить — туда ничего не ходит. Они нашли другое место, помойку в глуши недалеко от Лубезере. Я сказала, что там не лучше, нам придется делать все заново. Они говорят: "Инесе, но ты можешь это сделать". Я могу, но на какие деньги?"

Lai turpinātu lasīt, iegādājies abonementu.

Lūdzu, uzgaidi!

Pielāgojam Tev piemērotāko abonēšanas piedāvājumu...

Loading...

Abonēšanas piedāvājums nav redzams? Lūdzu, izslēdz reklāmu bloķētāju vai pārlādē lapu.
Jautājumu gadījumā raksti konts@delfi.lv

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!