Foto: Midjourney/DELFI
Вторжение России в Украину заставляет нас пересмотреть многие вещи. Как в частной жизни, так и в государственной политике. В том числе стал актуализироваться вопрос о так называемой дерусификации. Изначально это можно рассматривать как действия отдельных политиков или тех, кто близок к политике. Поэтесса Лиана Ланга, лицо кампании по дерусификации, стала известной в определенных кругах (но, согласно данным, не настолько, чтобы быть узнаваемой вне социальных сетей). Однако постепенно агрессивная риторика становится частью нашей повседневной жизни. Президент Левитс вручил поэтессе президентскую награду, но интеллектуальная элита, как заметил Игорь Губенко, философ, научный сотрудник Латвийского университета и редактор сайта Satori, избегает критической оценки такого движения, потому что тогда можно быстро оказаться в глазах других "рашистами".

Нормализуется ли дерусификация? И как такая кампания влияет на самоидентификацию русских и русскоязычных, живущих в Латвии? Delfi поговорил с представителями активной латвийской русской интеллигенции.

Ненависть теперь звучит по-русски

Публицист Марина Костенецкая очень обеспокоена кампанией по дерусификации. "Да, я русская, но я не откажусь от своей крови. Мне глубоко стыдно за то, что Путин делает от имени русского народа. И язык ненависти теперь — русский", — сказала она.

Она чувствует, что в западном мире сейчас не особенно хотят видеть русских, но она не хочет и не может отказаться от русского языка. "Если я сегодня откажусь от родной крови, это значит, что завтра я могу отказаться и от Латвии. Поэтому я не могу отказаться от своего народа. Мне стыдно, но я должна с этим жить".

Seko "Delfi" arī Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!