Foto: EPA/Scanpix/LETA
В самопровозглашенной ДНР приговорили к расстрелу троих военнопленных: двух британцев и одного марокканца. Осудили их не за военные преступления, а за сам факт участия в войне на стороне Украины: мужчин признали виновными по статьям "Насильственный захват власти или насильственное удержание власти" и "Наемничество". Тот факт, что Эйден Эслин, Шон Пиннер и Брагим Саадун имели контракты с ВСУ, и, соответственно, не должны считаться наемниками по определению, "суд" не смутил. Подруга Брагима Саадуна, приехавшего в Украину учиться, но решившего сменить карьеру, рассказала Delfi его историю.

Рос в семье военного, планировал жить в Украине


Гражданин Марокко Брагим (в некоторых источниках Ибрагим) Саадун вырос в семье военного, и к службе в армии, благодаря примеру отца, относился как к обычной профессии. Но перспектив в родной стране парень не видел, и на семейном совете было решено отправить его в Украину. Вся семья — родители и две сестры — надеялись, что он пойдет там учиться или найдет работу.

В 18 лет Брагим прилетел в Украину и вскоре поступил в Киевский политехнический институт, где изучал аэротехнические системы. Но до конца он не доучился и решил пойти в армию.

"Мне кажется, он до конца не понимал, во что ввязывается", — поделилась в разговоре с Delfi Дарья, подруга Брагима. По ее словам, юноша подписал контракт с ВСУ, в начале ноября 2021 года поехал на учения, а в начале февраля 2022-го отправился на восток Украины. "В целом, для него это было чем-то вроде поиска себя. И пусть в конце 2021-го и были какие-то слухи и предпосылки, что может быть полномасштабное вторжение, многие до конца не верили, что так будет. Я очень переживала и тревожилась по этому поводу, а когда разговаривала об этом с Брагимом, он меня успокаивал. Он думал, что на востоке ситуация, может, и обострится, но до Киева точно не дойдет. Он не осознавал масштабов происходящего и не понимал, куда он направляется," — рассказывает Дарья.

Заканчивалась еда, не было снаряжения


После начала полномасштабного вторжения Брагим уже не мог так часто общаться с друзьями, как раньше, но, когда была такая возможность, обязательно писал, что он жив, и в двух словах рассказывал, как у него дела.

По словам подруги, Брагим и его сослуживцы со временем стали очень демотивированы, потому что условия, в которых надо было служить, становились все более тяжелыми, а улучшений не предвиделось. У них заканчивалась еда и не хватало необходимого снаряжения — это не позволяло бойцам полноценно воевать и ставило их жизни под еще большую угрозу. В итоге мужчины решили сдаться в плен.

"Учитывая ситуацию, он, наверно, уже не очень рад, что выбрал этот путь, — говорит Дарья. — Но буквально на днях вышло видео, в котором он передает привет родителям, просит их не переживать и говорит, что он сам выбрал "так поступить". Хотя сложно сказать, насколько искренни сейчас его слова, потому что он в плену и под угрозой смертной казни".

Lai turpinātu lasīt, iegādājies abonementu.

Lūdzu, uzgaidi!

Pielāgojam Tev piemērotāko abonēšanas piedāvājumu...

Loading...

Abonēšanas piedāvājums nav redzams? Lūdzu, izslēdz reklāmu bloķētāju vai pārlādē lapu.
Jautājumu gadījumā raksti konts@delfi.lv

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!