Foto: Reuters/Scanpix/LETA
Политики, госслужащие, артисты, журналисты и активисты — несколько десятков тысяч человек, собравшихся в латвийском Твиттере, давно стали самой громкой и влиятельной частью общества. Сообщения в 140 знаков способны продавить "правильное решение", "отменить" неугодного или сформировать общественное мнение по любому вопросу. Портал Delfi рассказывает о том, как Твиттер в Латвии стал инструментом большой политики и опередил по степени влияния традиционные медиа.

"Если и вправду за "чириканье" придется платить 8 долларов — что будете делать?" — спрашивает своих подписчиков мэр Валки Вентс Армандс Крауклис. Его возмущает идея нового владельца Twitter Илона Маска ввести ежемесячную плату для верифицированных пользователей. У них возле профиля стоит синяя "галочка". То есть личность владельца аккаунта подтверждена — это не бот и не фейк.

План Маска уже привел к множеству проблем. Синие "галочки" на прошлой неделе стали продавать всем желающим, и для фармацевтической компании Eli Lilly это закончилось многомиллардными потерями: фейковый профиль компании с "галочкой" сообщил, что теперь инсулин будут раздавать бесплатно. Акции компании мгновенно рухнули. В итоге Twitter приостановил продажу синих галочек, но что будет с ним дальше — совершенно непонятно. 

В Латвии цвет "галочки" — вопрос принципиальный и, возможно, политический. Самая популярная в стране соцсеть — Facebook, Twitter как минимум в несколько раз меньше. Но по влиятельности именно Твиттер не имеет себе равных. Часто самая важная и резонансная информация от латвийских политиков и общественных деятелей, государственных и муниципальных учреждений впервые публикуется именно в объеме до 140 знаков. В Твиттер выкладывают "черные списки" МИДа и свежую ковидную статистику, здесь сообщают о закрытии границ и "прокладывают" новые велодорожки, здесь вызревают правки в законах и заявления в полицию, здесь созываются акции протеста и спускаются все собаки на носителей иных мнений.

В Латвии Твиттер — почти полностью латышскоязычная среда. Delfi рассказывает о том, как латвийский Твиттер превратился в один большой пузырь, который влияет на множество процессов в реальной жизни.

От "горд быть геем" до анестезии для женщин

Аудитория Твиттера Латвии не превышает около 10% населения. Для сравнения: по данным Gemius, в октябре Facebook пользовались 600 тысяч жителей страны. Однако именно твиты латвийских политиков и активистов вызывают резонанс и эмоции, и часто приводят к реальным последствиям, считает исследователь социальных медиа и преподаватель Латвийского университета Мартиньш Причинс.

Чтобы продолжить чтение, оформите абонемент.

Пожалуйста, подождите!

Мы подбираем для вас наиболее подходящее предложение подписки...

Loading...

Предложение о подписке не отображается? Пожалуйста, отключите блокировщик рекламы или перезагрузите страницу.
В случае вопросов пишите на konts@delfi.lv

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!