Foto: Privātais arhīvs
Летом 2023 года центр журналистских расследований Re:Baltica при поддержке местных коллег развернул мобильную редакцию в Даугавпилсе. Итогом общения с жителями города станет документальный фильм и серия статей. Главный редактор и исполнительный директор Re:Baltica Санита Йемберга в интервью Delfi.lv рассказывает о том, что ей удалось узнать и понять о проблемах русскоязычного населения Латвии вообще и жителей Даугавпилса — в частности.

Вокруг Re:Baltica всегда много дискуссий: от вечных подозрений со стороны охотников за сетями "Сороса" до вопросов, которыми порой задаются идейные сторонники. После экспедиции в Даугавпилс Re:Baltica начали подозревать в том, что журналисты повторяют нарративы Кремля. Да и вообще — почему так важно пытаться понять Даугавпилс? Об этом, а также о непопулярных темах, любви и ненависти к Инге Сприньге и внутреннем желании отомстить российским пенсионерам с Санитой Йембергой поговорила журналист Delfi.lv Сармите Колате. 

Расскажи, почему вы так часто ездите в Даугавпилс?

Мы снимаем документальный сериал о расколе общества после войны, и там больше всего чувствуется настроение латвийских русских, то, о чем они не говорят в Риге. Нельзя говорить о разделении, не говоря о латышах и русских. Нельзя говорить о латышах и русских, не говоря о Даугавпилсе. Мы решили, что надо самим разобраться, что там происходит.

Мы поехали, неделю работали на месте, и около двух месяцев после. Часть войдет в фильм, часть — в серию статей о реформе образования и Даугавпилсском управлении.

Первые выводы: Даугавпилс — это другая Латвия?

Абсолютно другая Латвия. Во-первых, они сами считают себя другой Латвией. Они не понимают других и чувствуют, что их не понимают. Во-вторых, по нашему опыту, в Даугавпилсе можно выжить, говоря по-латышски, но, конечно, первый язык, который вы услышите, будет русский, что означает совершенно другие проблемы, чем у латышей. И там очень чувствуется, что люди больше не говорят то, что думают, опасаясь, что их мнение не совпадет с мнением большинства.

Как тебе кажется, насколько Даугавпилс отчужден от центральных медиа, в том числе и общественных?

Меня всегда удивляло, что у нас нет постоянного корреспондента в Даугавпилсе ни для государственных, ни для частных медиа. Вопрос: хотим ли мы слышать, что они говорят?
Но судя из того количества времени, которое я там в этом году провела, Даугавпилс мне нравится. Маленький город у реки с совершенно другим менталитетом. Где еще встретишь людей, которые на вопрос "Кто ты?" отвечают, что родители — поляки, литовцы, переехали из Тукумса, говорят по-русски. Или был один человек, который потерял свой бизнес из-за активной позиции против российского вторжения в Украину. Он говорит по-русски. Я спрашиваю его, какие у него корни — русские или украинские, но он отвечает, что латышские. "Я латыш!" говорит он, хотя по-латышски может сказать три слова. И всех этих людей можно найти в Даугавпилсе. Мне нравятся эти противоречия.

Скажи, каково это — быть журналистом в наше время, когда журналистику подвергают сомнению?

Lai turpinātu lasīt, iegādājies abonementu.

Lūdzu, uzgaidi!

Pielāgojam Tev piemērotāko abonēšanas piedāvājumu...

Loading...

Abonēšanas piedāvājums nav redzams? Lūdzu, izslēdz reklāmu bloķētāju vai pārlādē lapu.
Jautājumu gadījumā raksti konts@delfi.lv

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!