Foto: Shutterstock

В конце мая сразу несколько высокопоставленных российских чиновников высказались за то, что Россия должна покинуть Болонский процесс и начать выстраивать собственную систему высшего образования. Delfi разбирается, как Болонская система изменила университеты в России и во всем мире и что в свете громких заявлений может измениться для российских и латвийских студентов и преподавателей.

24 мая министр науки и высшего образования РФ Валерий Фальков в интервью "Коммерсанту" заявил: "К Болонской системе надо относиться как к прожитому этапу. Будущее за нашей собственной уникальной системой образования, в основе которой должны лежать интересы национальной экономики и максимальное пространство возможностей для каждого студента".

В тот же день секретарь Совета безопасности РФ Николай Патрушев поделился аналогичным мнением в интервью "Аргументам и фактам". Он отметил, что российских студентов и преподавателей "фактически выдавливают из западной научно-образовательной сферы" и призвал отказаться от Болонской системы образования и "вернуться к опыту лучшей в мире отечественной образовательной модели".

Выход России из Болонской системы, к которому призывают Фальков и Патрушев, сложно назвать новой идеей. Как обращает внимание "Коммерсантъ", ранее с аналогичной инициативой выступали, в частности, вице-спикер Госдумы Петр Толстой, президент Российской академии образования Ольга Васильева, ректор Московского государственного университета (МГУ) Виктор Садовничий и председатель Ассоциации юристов России, бывший премьер-министр Сергей Степашин.

В основе Болонской системы лежит сотрудничество между студентами, университетами и правительствами разных стран. Майские заявления российских чиновников и парламентариев вызвали беспокойство у людей, которые в последние два десятилетия пользовались преимуществами такой кооперации, причем как у латвийцев, так и у россиян.

Рижанка Анастасия сейчас учится на втором курсе бакалавриата в одном из университетов Санкт-Петербурга. После начала войны России с Украиной мать предлагала девушке уехать из страны, но та решила остаться, поскольку российский вуз предлагал "большие возможности по практике", а правительство Латвии "не призывало ребят срочно возвращаться" и не "предлагало помочь с переводом на местные программы".

Lai turpinātu lasīt, iegādājies abonementu.

Lūdzu, uzgaidi!

Pielāgojam Tev piemērotāko abonēšanas piedāvājumu...

Loading...

Abonēšanas piedāvājums nav redzams? Lūdzu, izslēdz reklāmu bloķētāju vai pārlādē lapu.
Jautājumu gadījumā raksti konts@delfi.lv

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!