Foto: AP/Scanpix/LETA

24 апреля состоялся второй тур президентских выборов во Франции, победу в котором предсказуемо одержал действующий президент Эмманюэль Макрон. Согласно первым данным, появившимся в 8 часов вечера, он набрал 58% голосов, а его соперница Марин Ле Пен - 42% (явка избирателей составила 72%). Преимущество Макрона пять лет назад было более убедительным, – 66% против 34%, - но и результат 2022 года представляется бесспорным успехом действующего президента, даже если более точный подсчет голосов несколько подсластит горечь поражения Ле Пен.

Сергей Михайлов - российский публицист, в прошлом предприниматель. С 2012 года постоянно живет во Франции. С 2018 года сотрудничал с независимыми российскими медиа Московский Центр Карнеги, Republic, телеканал "Дождь".

Если говорить о главном уроке прошедших выборов, то это высокий уровень протестных настроений. Складывая голоса в пользу Марин Ле Пен, Жана-Люка Меланшона и Эрика Земмура в первом туре и получая более 50%, наблюдатели часто говорят о суммарной победе кандидатов с радикальными, даже экстремистскими идеями. Это не совсем верно. Во-первых, программы этих претендентов могли пугать мирных граждан некоторыми экзотическими предложениями, но в целом не сулили резких поворотов и не принесли бы больше бедствий, чем Дональд Трамп в Америке после своей победы. Во-вторых, многие избиратели проголосовали за них от безысходности, не желая переизбрания Макрона по разным причинам и не найдя более умеренного кандидата с шансами на победу. Не следует интерпретировать результаты выборов как сдвиг общественных настроений в сторону поиска радикальных перемен.

Но вот как протест против неудовлетворительного политического представительства понимать эти результаты, наверное, можно и нужно. Если к голосам за Ле Пен, Меланшона и Земмура в первом туре добавить тех, кто не явился на выборы, и тех, кто предпочел графу "против всех", то получится 2/3 французов, имеющих право голоса. Второй тур подтвердил эту пропорцию. Это означает, что уровень общественной поддержки Макрона низок, его президентство не будет легким, возможно, даже придется заключать тактические союзы с оппозицией для расширения своей социальной базы. Но политическое устройство Пятой республики таково, что подобное поведение больше зависит от доброй воли президента, чем диктуется институтами.

Проблема политической системы Франции

Политическая система Франции выглядит некоторым анахронизмом по сравнению с окружающими парламентскими демократиями ЕС. Ее устаревший характер может быть проиллюстрирован следующим примером.

По итогам первого тура президентских выборов 2017 года четыре претендента пришли к финишу с примерно равными результатами: Эмманюэль Макрон — 24,01%, Марин Ле Пен — 21,30%, Франсуа Фийон — 20,01%, Жан-Люк Меланшон — 19,58%.

Seko "Delfi" arī Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!