Foto: AP/Scanpix
В Великобританию я приехала в далеком вегетарианском 2013-м "всего на полгода" — поучиться и немного отдохнуть от московской карьеры провинциала. Но даже тогда — при добровольном переезде, престижности причины (предложение от университета с грантом) и достаточности денег (доллар стоил 35 рублей, а московские зарплаты были в большом отрыве от региональных) — только через год я смогла начать считать это место домом, хоть и временным.

Наталья Мосунова — российский и британский исследователь, LLM, PhD, основатель образовательного стартапа "Dr Mosunova. Long-life learning" (поддержан британским правительством), автор образовательных программ по адаптации, невербальной коммуникации и другим социальным навыкам для экспатов. Коммуникационный консультант. В прошлом — руководитель юридических департаментов европейских компаний в России. В качестве автора сотрудничала с российскими и международными изданиями, включая рецензируемые научные журналы.

Напряжения из-за подстройки к другой стране, другому темпу, другим форматам образования и даже другим формам продуктов в супермаркете хватало, но в моем случае трудности воспринимались как развлечение для туриста, и только спустя много лет — к окончанию докторантуры, когда я начала готовить тренинги для эмигрантов-беженцев, — я начала понимать цену, которую пришлось заплатить за адаптацию.

Тем, кто сейчас меняет страну, намного труднее. И потому что с каждым годом ужесточается иммиграционное законодательство, и потому что порой некуда возвращаться, и к переезду не готовились, и даже то место, где оказались, не всегда выбирали. И никакой определенности — даже на полгода.

Когда уже станет полегче?

Я помогаю эмигрантам планировать свое и детское образование в странах, где они оказались, и почти в каждом разговоре слышу удивление: надо же, мы тут уже два месяца, а все еще тяжело! И "старые" эмигранты не помогают, а то и вздергивают бровь: мы и не такое проходили, а у вас тепличные условия, облегченный доступ к образованию, пособиям и разрешениям на работу.

И все оказалось, не как ожидалось: жилье, где приходится подстраиваться под режим жизни хозяев; долгое ожидание любого документа, без которого нельзя двинуться дальше; изоляция из-за недостаточного знания языка; утрата привычных социальных ролей и вина/стыд/страх, хотя бы неизвестности.

Seko "Delfi" arī Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!