Foto: Reuters/Scanpix
В России сегодня нет ни механизмов передачи власти, ни четко работающих институтов, которые могли бы обеспечить стабильность системы в случае ухода лидера, поэтому внимание тех, кого волнует будущее политического режима после ухода Владимира Путина, естественным образом привлекают элиты. Если посмотреть на рейтинги ведущих политиков России, уже много лет ежемесячно составляемые экспертами и публикующиеся "Независимой газетой", может показаться, что никаких заметных сдвигов с началом войны в Украине не произошло. На самом деле все совсем не так, и уже сам факт развязывания Кремлем жесткой конфронтации с Западом меняет и повестку, и расклад сил на политическом Олимпе.

Николай Петров - старший исследователь Королевского института международных отношений (Чатэм Хаус), Лондон, до недавнего времени работал профессором департамента политической науки Высшей школы экономики.

В выстроенной Путиным жесткой авторитарной персоналистской системе главную роль играет госаппарат, бюрократия в составе трех основных групп: силовой, технократов и политменеджеров. При этом рост персонализма, гипертрофия роли лидера, особенно ускорившаяся с 2014 года, имели следствием деперсонификацию на всех этажах административной системы, когда влиятельность любой фигуры определяется не столько личностью, сколько занимаемым положением.

Война играет роль краш-теста для кадровой системы, и пока все выглядит так, что система его весьма успешно прошла.

По крайней мере, все не только ключевые, но и просто заметные фигуры во власти и в бизнесе находятся на своих местах, и все активно или пассивно демонстрируют свою лояльность Путину. Это удивительным образом контрастирует с резким расколом в позициях культурной, научной, медийной элиты, не ставшей пока частью государственного аппарата.

Объяснение простое: современная российская политическая и управленческая элита в высшей степени деперсонифицирована и представляет собой хорошо подогнанные друг к другу части единого механизма. Это винтики, а не личности, и выступать в индивидуальном качестве, в отличие от тех же деятелей культуры, они не способны.

Для экспресс-анализа современного "военного" состояния российских элит удобно взять две относительно небольшие, но заметные и показательные группы: бюрократов-либералов и преторианскую гвардию Путина. Эти группы, помимо всего прочего, олицетворяют разные этапы эволюции путинского режима: начальный и конечный.

Lai turpinātu lasīt, iegādājies abonementu.

Lūdzu, uzgaidi!

Pielāgojam Tev piemērotāko abonēšanas piedāvājumu...

Loading...

Abonēšanas piedāvājums nav redzams? Lūdzu, izslēdz reklāmu bloķētāju vai pārlādē lapu.
Jautājumu gadījumā raksti konts@delfi.lv

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!