Foto: Reuters/Scanpix/LETA

К завтрашнему дню, к 20 декабря, живущие в Латвии сотрудники канала "Дождь" должны пояснить нашему УДГМ, что они делают в Латвии — ведь визы им выдавали рабочие, а работа "Дождя" признана угрожающей безопасности страны. О том, что российским журналистам направлена просьба о разъяснении, глава УДГМ Майра Розе рассказала за день до обнародования декларации нового правительства. В каковой декларации специально прописаны: а) отказ государства поддерживать "дополнительное содержание в масс-медиа на русском языке"; б) обещание "укреплять ресурсы Нацсовета по электронным СМИ, увеличивая возможности мониторинга и защиты информационного пространства". Речь о том самом Нацсовете (NEPLP), который две недели назад осуществил самую громкую акцию сезона по защите информпространства — отобрал у "Дождя" лицензию на вещание.

В общем, в последнем месяце 2022-го латвийское государство, словно подытоживая собственную годовую деятельность в области медиа-политики, ясно показало СМИ (русскоязычным в первую очередь) и их аудитории, в каком мире мы все теперь живем.

Недавно мне попался собственный текст эдак восьмилетней давности — в нем я вставлял свои пять центов в обсуждение, стоит ли нашему государству на фоне донбасских событий создать телеканал специально для латвийских русских. Ничего, конечно, создано не было, ни тогда, ни после, но разговоры время от времени затевались — обычно в ответ на очередное обострение на востоке. Нынешней весной, например. Причем мало-мальски вменяемому наблюдателю всегда была понятна бесплодность этой болтовни: принцип, определяющий отношение латвийского государства к нетитульному населению (определяющий все тридцать лет существования государства), - не приобщение, а бойкот. Когда в начале весны из чьих-то властных уст прозвучало словосочетание "политическая нация", надо было быть очень склонным к самообману человеком, чтобы всерьез понадеяться на пересмотр указанного принципа. К концу года поводов обманываться не осталось: отказ убеждать, соблазнять и вообще хоть как-то общаться с внутренним врагом на его языке прописан в программном правительственном документе.

Seko "Delfi" arī Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!