Foto: No personīgā arhīva

Мы узнали об Анне Эйвазовой, бывший муж которой разбил ее телефон, потому что во время очередного конфликта рядом случайно оказалась журналистка. Анда Бурве Розите побежала за обидчиком, вызвала полицию и позже написала об этом в Delfi. Коллега сравнила случайно встреченного агрессивного мужчину с Леоном Русиньшем, который убил свою бывшую жену. Но Анна жива.

Государственная полиция подтвердила Delfi, что уголовный процесс* против мужчины находится на стадии досудебного расследования. Известно, что бывший муж Анны был заключен под стражу в качестве меры пресечения. В полиции также поясняют, что в ближайшее время будет принято решение о возбуждении уголовного дела и передаче его в прокуратуру. Это стало возможным во многом благодаря тому, что Анна начала собирать доказательства насилия, угроз убийством и порчи имущества.

А еще, осознав, что происходящее ненормально, она начала планировать, как ей стать независимой и самостоятельно обеспечивать себя и детей. Она пришла к выводу, что профессия фармацевта — это работа, которой можно заниматься практически из любой точки Латвии. Аптеки есть везде.

Сейчас Анна обосновалась в небольшом городке вместе со своими детьми, и мы беседуем удаленно. Она только что вернулась с работы. Время от времени на камере появляется кошка, иногда дети задают какой-нибудь вопрос, но Анна так много думала о своей жизни, что теперь точно знает, что хочет сказать. Вот почему только я замечаю кошачий хвост и все остальное.

Почему вы считаете важным рассказать об опыте насилия?

Потому что, когда надо мной издевались, я ничего не делала и в течение двух лет надеялась, что все закончится, и я читала много историй других женщин. Я специально искала, потому что мне нужно было услышать и понять, что это происходит не только со мной. Вот почему я говорю об этом, потому что считаю, что женщины должны знать об этом. Чем больше будет таких историй, тем легче будет найти способ справиться с каждой ситуацией.

Тем легче распознать…

Да, и распознать это — тоже большая проблема. Человек, подвергающий насилию, пытается убедить, что ничего страшного не происходит. Вам нужна поддержка извне и такие истории, как эта, чтобы доказать себе, что происходящее ненормально. Потому что какое-то время это кажется нормальным. Вот почему нам нужно говорить об этом, читать об этом, делиться друг с другом, не бояться и не стыдиться.

В какой момент вы поняли, что то, что происходит между вами, — это не нормально, что это можно назвать насилием? В начале все было прекрасно, как и у многих других людей.
Я считаю, что нужно прислушиваться к себе. Это интуиция, которая подсказывает, что вы чувствуете какой-то дискомфорт. И когда вы начинаете его игнорировать, то ситуация становится нормальной, потому что вы игнорируете свои эмоциональные потребности. Вы живете и принимаете то, что с вами делают, и игнорируете свой дискомфорт. Например, вам не очень хочется идти домой. Это сигнал к тому, чтобы начать думать о том, где произошло насилие, даже если на самом деле вас еще не били, но вы чувствуете, что не хотите идти домой, и вам приходится придумывать какие-то оправдания о том, как прошел день. Это ненормально, потому что вы не ребенок, который живет с родителем, а два взрослых партнера, которые не должны испытывать подобных чувств.

Seko "Delfi" arī Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!