Foto: AFP/Scanpix/LETA

Менее чем через месяц после массовых протестов из-за закона об "иноагентах" правящая партия "Грузинская мечта" провела через первое чтение законопроект, якобы направленный на "защиту семейных ценностей", а на деле — ограничивающий в правах квир-людей. Критики считают эту инициативу частью предвыборной кампании грузинских властей, которые манипулируют темой ЛГБТ+, поощряя гомофобию и еще больше отдаляя Грузию от членства в ЕС.

Месяц гордости без "пропаганды"

В то время как во многих европейских городах проходят посвященные борьбе за права ЛГБТК+ шествия, в грузинской столице ничего не напоминает о праздновании "месяца гордости".

С балкона расположенного в центре грузинской столицы офиса организации Tbilisi Pride вывешен радужный флаг, но на стенах здания видны оскорбительные надписи в адрес сотрудников организации и активистов.

Решение не проводить никаких мероприятий ЛГБТ-активисты приняли еще осенью прошлого года, ожидая всплеска гомофобии перед выборами, которые должны пройти в Грузии в октябре этого года.

Их опасения подтвердились.

ЛГБТ-сообщество в течение многих лет сталкивалось с насилием и угрозами со стороны ультраконсервативных групп. Теперь же главную роль в ограничении прав квир-людей играют сами власти страны.

27 июня грузинские депутаты в первом чтении приняли законопроект "О защите семейных ценностей и несовершеннолетних" и изменения еще в 18 действующих законах.

Глава парламентского комитета по правам человека и гражданской интеграции Рати Ионатамишвили, один из авторов законопроекта назвал "пропаганду и популяризацию ЛГБТ" значительный вызовом не только для Грузии, но и для других стран.

"Государствам, в которых традиционные и семейные ценности, необходимо обратить внимание на эти вопросы и превентивно принять рамочные механизмы, которые, с одной стороны, не ограничат права человека — и я хочу особенно подчеркнуть этот вопрос, — а с другой стороны, защитят будущее поколение, несовершеннолетних от вредоносного влияния и распространения такой информации, которая не соответствует традиционным ценностям", — заявил Ионатамишвили.

Он же представлял законопроект на пленарном заседании 26 июня в полупустом зале. Бóльшая часть оппозиции в рассмотрении законопроекта не участвовала, называя его предвыборным пиаром властей и маскарадом.

Спикер парламента Шалва Папуашвили несколько раз призывал депутатов зайти в зал заседания и даже объявил перерыв, чтобы провести голосование. В результате в зале собрались 79 парламентариев, но по предложению лидера парламентского большинства Мамуки Мдинарадзе голосование отложили на следующий день.

"Пусть грузинская оппозиция либо голосованием, либо в вербальной или какой-то форме выразит свою позицию и скажет, где они, на какой стороне, насколько наше подозрение легитимно. Мы вот подозреваем, если угодно обвиняем их в том, что они на стороне ЛГБТ-пропаганды", — заявил Мдинарадзе.

В результате голосование прошло на следующий день. Оппозиционные депутаты на призывы Мдинарадзе не ответили и законопроект был принят в первом чтении 78 голосами "за"; "против" из собравшихся не проголосовал никто.

Под запретом

Законопроект запрещает однополые браки, а также регистрацию отношений в том случае, если хотя бы один партнер в паре "причисляет себя к отличному от своего биологического полу". Каким образом это планируется проверять — не уточняется.

Законодательство Грузии, в том числе и конституция, и так определяют брак как союз между мужчиной и женщиной. Инициированные поправки уточняют, что это должны быть люди разного биологического пола.

В законопроекте также сказано, что квир-людям запретят усыновлять детей, а врачи не смогут проводить хирургические операции и другие манипуляции, способствующие трансгендерному переходу. За проведение таких процедур предусмотрена уголовная ответственность — штраф с трехлетним запретом на профессиональную деятельность или даже лишение свободы на срок до четырех лет.

Отдельный пакет поправок касается запретов, связанных с распространением информации. Так, запрещается рекламировать, вносить в образовательные программы или распространять в учебных заведениях и эфирах информацию, которая направлена на "популяризацию" трансгендерности и однополых отношений. Запрещено будет предоставлять доступ к такой информации несовершеннолетним.

С этой же целью запрещено проводить публичные собрания — то есть митинги и шествия.

Вещателям нельзя будет транслировать сцены, изображающие интимные отношения между представителями одного пола. Этот же пункт запрещает транслировать сцены инцеста — таким образом власти фактически приравнивают интимные отношения ЛГБТ+ к сексу между близкими родственниками.

В тексте документа нет пояснений, что именно подразумевается под "популяризацией", зато прописаны высокие штрафы за нарушение этих запретов, а за повторные нарушения — и уголовная ответственность.

Предвыборный трюк

Инициативы по борьбе с "ЛГБТ-пропагандой" в грузинском парламенте появлялись и раньше, но до рассмотрения они не доходили. Всего год назад в правящей партии заявляли, что даже не планируют их рассматривать. Но уже этой весной они сами инициировали конституционные изменения "для защиты семейных ценностей и несовершеннолетних от псевдолиберальной пропаганды".

Венецианская комиссия 25 июня призвала власти Грузии полностью пересмотреть эту инициативу и не начинать ее рассматривать.

Для принятия конституционного закона правящей партии, как ожидается, не хватит голосов, а вот утвердить написанный позднее аналогичный законопроект с учетом того, что в парламентском большинстве более 80 депутатов из 150, будет несложно.

"Это игра на чувствах населения перед выборами и выдумывание несуществующих проблем", — заявил перед обсуждением законопроекта в парламенте оппозиционный депутат Роман Гоциридзе.

Тамта Микеладзе, представительница неправительственной организации Центр социальной справедливости, считает, что на фоне проблем с легитимацией, потери международной репутации и беспрецедентных протестов, вспыхнувших против закона об "иноагентах" в Грузии, власти начали политическую мобилизацию гомофобных настроений, и дискурсы самых маргинальных ультраконсервативных групп сегодня стали частью официального политического языка властей.

"Если раньше мы говорили о практике нарушений прав ЛГБТ+, то сегодня политическая гомофобия как дискурс стала главной опорой правления "Грузинской мечты" и предложенного ей и Патриархией Грузии национализма. То есть свою власть они строят на ненависти, отвращении и обесчеловечивании ЛГБТ+. Это будет иметь очень тяжелые последствия для повседневной жизни этих людей", — говорит она.

Закон как приговор

24-летний ЛГБТ-активист Дани (он попросил не публиковать его фамилию) начал принимать гормональные препараты осенью прошлого года. Изменения, по его словам, он ощутил несколько месяцев назад, когда, увидев свое отражение в зеркале, не испытал отвращения к себе. "Это была, наверное, самая грустная эйфория в моей жизни. С одной стороны, ты чувствуешь себя счастливым, а с другой — тебе себя жалко за то, что ты прожил 24 года и впервые так себя чувствуешь", — говорит он.

По его словам, первой реакцией на анонсированные законодательные изменения было ощущение полной беспомощности. "Когда ты активист, включен во все это, каждый день видишь и работаешь с этими людьми, знаешь, через что они прошли, и у тебя свои собственные травмы… И вот в конце просто из-за того, что нужны голоса на выборах, ты оказываешься для них игрушкой. В этот момент кажется, что ни в чем нет смысла", — говорит он.

По словам Беки Габададзе, руководителя правления "Квир Ассоциации — Темида", законопроект несет в себе множество угроз, но в первую очередь — угрозу жизни и здоровью трансгендерных людей. "Практически любая гендерно-аффирмативная процедура, в том числе и те, которые государство называло пластической хирургией, оказываются под запретом", — говорит он.

Гормональную терапию и так могли позволить себе единицы, не говоря уже о хирургических операциях, так как кроме приема самих препаратов, нужно проходить консультации и исследования, отмечает он.

Раньше неправительственные организации помогали трансгендерным людям, но из-за закона об "иноагентах" их работа оказалась под угрозой. Принятие законодательства против ЛГБТ+ лишит доступа к гендерно-аффирмативным процедурам и тех, у кого для этого есть финансовые средства, говорит Габададзе.

"Это может перевести ситуацию в подполье и привести к росту случаев самолечения, принятия некачественных гормонов и фатальных случаев. Прием гормонов без наблюдения врача может стать серьезной проблемой. Такой опыт был у трансгендерных миллениалов, которые не могли купить эти препараты в аптеках и доставали их как-то обходными путями. То есть сейчас мы возвращаемся к тому, что у нас было в 1990-х и 2000-х", — говорит он.

"Они (депутаты — прим. "Би-би-си") играют жизнями людей, и мне кажется, они сами это не осознают. Они не понимают тему, которой касаются. Просто взяли откуда-то и скопировали. Хотя и надежд на то, что их особо беспокоят наши жизни, если это поможет им удержаться у власти, у меня тоже нет", — говорит ЛГБТ-активист Дани.

В Грузии, согласно проведенным "Темидой" вместе с ECOM (Евразийской коалицией по здоровью, правам, гендерному и сексуальному многообразию) подсчетам, трансгендерные и небинарные персоны составляют 0,06% населения — то есть около 2200-2400 человек.

"Народный заказ"

В "Грузинской мечте" уверяют, что принятие закона опирается на поддержку преобладающего большинства грузинского населения. Как показывают опросы, уровень гомофобии в Грузии остается высоким, но отношение людей к ЛГБТ-сообществу постепенно меняется.

По данным проекта "Всемирный обзор ценностей", по уровню толерантности Грузия заняла 82 место среди 88 стран, исследованных в период с 2017 по 2022 год. Более 90% опрошенных заявили, что не оправдывают гомосексуальность. Этот показатель выше, чем, например, в России или Азербайджане.

Согласно исследованию организации WISG, в 2021 году более половины опрошенных в Грузии воспринимали борьбу ЛГБТ-активистов за равноправие и самовыражение как "навязывание их образа жизни", но этот показатель за пять лет снизился на 21%.

"Грузинская мечта" на эти цифры не ссылается. Главным доказательством своей правоты в партии считают масштаб шествий, посвященных дню святости семьи и почитания родителей, которые прошли в городах страны 17 мая.

Это международный день борьбы с гомофобией и трансфобией, который стал одной из самых тяжелых дат для ЛГБТ-активистов в Грузии. В 2013 году запланированная небольшой группой активистов акция была сорвана многотысячной толпой, в рядах которой были представители Грузинской православной церкви.

Уже на следующий год патриарх Грузии Илия II объявил 17 мая днем святости семьи и почитания родителей. С тех пор в центре Тбилиси проводятся шествия верующих и представителей ГПЦ. В этом году его отмечали с особым размахом. Власти страны объявили выходной, некоторые чиновники вместе с семьями присоединились к шествию. Вскоре 17 мая может стать днем святости семьи и почитания родителей уже на законодательном уровне.

Квир-активисты никаких мероприятий в этот день не проводили. Для них небезопасны оказались не только публичные шествия и демонстрации, но даже мероприятия на частной территории.

В июле прошлого года ультраконсервативные группы сорвали ЛГБТ-фестиваль на окраине Тбилиси еще до его начала. Участники гомофобной акции тогда легко прорвали полицейский кордон, разгромили декорации и барные стойки, унося с собой или выпивая на месте подготовленные для фестиваля прохладительные напитки.

Еще более напряженной была ситуация в 2021 году. Тогда мишенью противников анонсированного и так и не состоявшегося марша достоинства в рамках недели прайда стали десятки журналистов.

Российский путь?

После полномасштабного российского вторжения в Украину в феврале 2022 года Грузия стала прибежищем для многих россиян, в том числе и представителей ЛГБТ-сообщества. Россиянин Ярослав Распутин — журналист квир-медиа "Парни Плюс". Российские власти аж дважды признавали издание иностранным агентом — сначала как юридическое лицо, а потом, после его ликвидации, как незарегистрированную общественную организацию. В декабре 2022 года, когда в России вступил в силу закон о полном запрете "ЛГБТ-пропаганды", Ярослав переехал в Грузию.

"Я никогда не собирался уезжать из России. У меня даже загранпаспорта не было. Я его сделал в 2022-м, когда начали обсуждать гомофобный закон. Когда его приняли, я и поехал. Это была моя первая зарубежная поездка. Я ничего не знал про страны вокруг. Единственное, что я знал, — что территория Грузии оккупирована Россией и что меня не выдадут, — говорит он. — Казалось, что здесь гораздо свободнее. Главные различия — что не было такого закона и везде были флаги Украины".

"Грузинская правящая партия фактически перевела на грузинский все гомофобные законы, принятые в России за последние десять лет", — так прокомментировали грузинский законопроект в Кризисной группе СК SOS, помогающей ЛГБТ-людям с Северного Кавказа.

В России первый федеральный закон, запрещающий "гей-пропаганду", был принят в 2013 году и изначально касался только "пропаганды" среди несовершеннолетних, но в 2022 году запрет охватил уже все возрастные категории. Годом позже Госдума запретила операции для трансгендерного перехода и гормональную терапию. А потом Верховный суд России признал экстремистской несуществующую структуру "Международное ЛГБТ-движение".

Это привело к желаемому властями результату. Менее чем через два месяца после этого решения по подсчетам "Русской службы Би-би-си" было более 40 публичных сообщений о штрафах за "ЛГБТ-пропаганду", рейдах на гей-клубы, доносах за неправильные наряды на вечеринках, закрытии ЛГБТ-организаций и других связанных с судебным решением случаях. Чаще всего борьба с "ЛГБТ-движением" касалась цензуры в области поп-культуры.

"Я ощущаю это как повторение российской истории. Не потому, что это обязательно произойдет [в Грузии] (я верю, что этого можно избежать), а потому что во мне срабатывает память о России. В первый раз это не так страшно, но во второй раз это меня совершенно лишает сил", — говорит Ярослав Распутин. Он добавляет, что многие переехавшие из России в Грузию квир-люди думают об отъезде.

Грузинский ЛГБТ-активист Дани говорит, что остается надежда на изменения после октябрьских парламентских выборов. Но если это не произойдет и закон вступит в силу, трансгендерные люди вынуждены будут либо бежать из страны, либо окажутся на грани суицида, считает он.

"Мы должны признать реальность. У нас откат в демократии, все больше ограничиваются права человека, и от этого в большей степени страдает ЛГБТК-сообщество, потому что государственная пропаганда особенно часто использует эту тему", — говорит сооснователь Tbilisi Pride и ЛГБТ-активистка Мариам Кварацхелия.

По ее словам, грузинские власти и раньше не отличались энтузиазмом в защите прав ЛГБТ-сообщества, но в последние два года ситуация для квир-людей заметно ухудшилась. Кроме нападений со стороны ультраправых групп, усилилась гомофобная и трансфобная риторика представителей властей, в том числе высшего руководства страны. На институциональном уровне в таких документах, как национальная стратегия по защите прав человека, исчезли упоминания ЛГБТК+ сообщества.

Гомофобией по евроинтеграции

Авторы законопроекта уверяют, что он не противоречит европейскому праву и международным обязательствам Грузии, но изучившие инициативу правозащитники говорят об обратном.

Антиконституционным и антидемократическим называет законопроект представитель неправительственной организации Центр социальной справедливости Тамта Микеладзе. Инициатива противоречит как признанным Конституцией правам, так и международным соглашениям, в том числе Европейской конвенции по правам человека, говорит она.

Цель грузинских властей, по мнению Микеладзе, — не только получить поддержку консервативной части общества на выборах, но и нанести вред европейскому курсу Грузии. "Они знают, что для ЕС неприемлемы законы, которые устанавливают цензуру и нарушают равноправие. Это будет и нарушением принципов визовой либерализации [c ЕС], той же самой антидискриминационной политики и законодательства. Поэтому они стараются сказать электорату, что ЕС требует от них признание прав ЛГБТ, они на это не могут пойти и якобы именно поэтому отворачиваются от ЕС, а не потому, что меняют внешнеполитический курс страны", — говорит Микеладзе.

Это уже второй закон, который грузинские власти используют в своих геополитических целях для того, чтобы остановить процесс европеизации страны и развязать себе руки для открытого сотрудничества с Россией и Китаем, считает эксперт.

По словам директора Центра европейских исследований фонда Рондели Кахи Гоголашвили, сегодня грузинские власти делают все для того, чтобы ЕС сама оттолкнула Грузию. "У правящей партии есть стабильный избиратель — люди, которые зависят от них экономически, работают в бюджетных организациях. Эта часть совершенно не интересуется политикой, для них важна материальная стабильность. Но есть еще прослойка населения под влиянием патриархальных идей, и власти увидели, что таких много, особенно в регионах. Власти хотят переманить и сделать своими избирателями вот эти консервативные силы… Третий сегмент — это пророссийские элементы, которым они посылают сигналы, что они с Россией", — считает Гоголашвили.

Грузия получила статус кандидата на вступление в Евросоюз в декабре прошлого года. Следующим этапом должно стать начало переговоров о присоединении к ЕС, но закон "О прозрачности иностранного влияния" (он же — закон об "иноагентах") ставит этот процесс под угрозу.

В Вашингтоне и европейских столицах неоднократно предупреждали Тбилиси о негативных последствиях принятия такого законодательства, но ни эти предупреждения, ни массовые протесты не остановили законодателей.

"Этот закон и все негативные события вокруг него отдаляют Грузию от Евросоюза. Я не могу быть более ясным и кратким [по этому поводу]", — заявил верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель.

По его словам, если грузинские власти не изменят свой курс, Грузия не продвинется на пути в ЕС. Вместе с тем он выразил поддержку населению Грузии, где подавляющее большинство населения стабильно выступает за вхождение в ЕС.

Seko "Delfi" arī vai vai Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!