"Я чувствую себя рабыней, которая хочет уйти, но не может", — говорит Даце, с которой мы встретились через несколько дней после того, как суд принял решение об отмене временной защиты от насилия для нее и ее троих детей, которые еще несколько месяцев назад ходили по битому стеклу в доме, разгромленном их отцом. Тогда Даце не сняла этот инцидент на видео и побоялась позвонить в полицию, признавшись, что ей было стыдно это делать. В результате в суде ее выставили лгуньей. Не принимаются во внимание и интервью детей в сиротском суде, где они ясно говорят о том, что в присутствии отца чувствуют себя небезопасно.

Даце была счастлива в 15-летнем браке лишь несколько лет, когда муж был безработным. Он, лишившийся своего главного инструмента манипуляции — денег, стал нежным и заботливым. Остальное время в браке было наполнено ложью, шантажом, унижениями и обманом. Только когда здоровье стало подводить, а муж перестал скрывать свои внебрачные связи, Даце поняла, что ради нее и детей отношения необходимо прекратить. Однако доказать факты насилия в суде оказалось непросто и почти невозможно.

С 16 августа Даце живет в страхе за свою безопасность и безопасность детей. "Я давно хотела получить юридическую защиту, но прекрасно понимала, что мне никто не поверит. Мы были образцовой семьей — у мужа высокая должность, дом, трое детей. Но на самом деле это был ад, о котором я молчала долгие годы".

Эмоциональное насилие заставляет сомневаться в себе

Даце признается, что в браке она подвергалась как эмоциональному, так и финансовому насилию. "С одной стороны, он "кормил" нас всевозможными вещами и поездками, а с другой — делал абсолютно все, что хотел", — вспоминает женщина. Она перечисляет ситуации одну за другой: после рождения первого ребенка муж ушел из дома и отправился развлекаться, а когда начались схватки при вторых родах, он, вместо того, чтобы отвезти жену в роддом, поехал в рыболовные магазины.

Seko "Delfi" arī Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!