Что бы сделали с Pussy Riot в Средневековье?

Страдающее Средневековье. Сергей Зотов о богохульстве, нравственности и нимбах - сегодня и в прошлом
Foto: AP/Scanpix

- Вспоминается и история с Pussy Riot — в Средневековье было возможно, чтобы кто-то пел и плясал в церкви, призывая Богородицу помочь в борьбе с властью?

- В принципе, да. Были так называемые Праздники дурака, ослиные мессы и много разных фестивалей-карнавалов, в контексте которых часто происходил откровенный стеб над религиозными отправлениями.

Люди могли прямо в церкви переодевать друг друга в смешные костюмы — у них был Папа дураков, который произносил смешные молитвы, пародирующие, к примеру, "Отче наш". Известен и вариант этой молитвы на тему прославления алкоголя. Раз в год люди приходили и захватывали церковь на законных основаниях. Можно было открыто критиковать религиозных деятелей того времени, что-то, связанное с политикой. Но это лишь на один день. Потом все переодевались в будничную одежду и шли на серьезные мессы.

То есть это не было, как сейчас, целенаправленной агрессией. Зато, с другой стороны, была целенаправленная агрессия против некоторых религиозных изображений. Например, протестанты истребляли католических "идолов" — могли повесить на виселице распятие, сжечь статуи Мадонны и святых, потому что они отрицали культ святых и Богоматери. Было и так, что люди молились святому и угрожали ему: не выполнишь мою просьбу — сожгу твою икону. Известен случай, когда женщина, потерявшая ребенка, отобрала у статуи Богоматери скульптурное изображение младенца Христа и сказала: вернешь мне ребенка — и я тебе верну. Это было скорее не богохульство, а абсурдное общение.

Если сравнивать с Pussy Riot, то в Средние века это была бы попытка просить Богоматерь прогнать неугодного императора. Даже Папа Римский мог вполне молиться против неправедного императора, который его преследовал.

- А его могли посадить за это?

- Да убить могли! В Средневековье в этом плане все было очень просто и прямолинейно.

Страдающее Средневековье. Сергей Зотов о богохульстве, нравственности и нимбах - сегодня и в прошлом
Foto: Publicitātes foto

- Большой резонанс получила история, когда некие "Офицеры России" обливали мочой выставку фотографий обнаженной молодежи. В вашей книге тоже обсуждается тема, когда на иконах выписывают половые признаки Христа, а когда прикрывают. В понятиях "нравственно" и "не нравственно" — где прокладывать границу?

- На скульптурах времен Ренессанса художники (тот же Микеланджело) очень часто изображали все первичные половые признаки открыто. А через сотню лет это дело закрывалось или даже откалывалось, потому что считалось неприличным. Мода, представление о том, как должен выглядеть святой, менялись.

Почему Христа изображали обнаженным? Цель была показать, что он — обычный мужчина. Это подтверждало, что он одновременно и Бог, и человек. И умер он как человек — в страданиях. И для средневекового жителя было важно, что Христос — такой, как я. В какой-то момент это стало метафорой его евангельской бедности, а верующие, в свою очередь, были готовы снять с себя облачение (отринуть ложные мирские идеалы) и идти к Богу в чем мать родила. На средневековых изображениях и душу часто изображали как обнаженную девушку. Зачастую она даже возлежала в постели с Христом — это тоже метафора, что голая душа, лишенная материальных привязок, познала абсолютную любовь Господа.

В 15-м веке зафиксировано много рассуждений мистических монахинь о предельно эротизированных видениях: как они выходят замуж за Христа, как он дает им кольцо, иногда — из своей крайней плоти. Они подробно описывают, как сосут эту плоть на языке, как мороженое, что это — великий Божий дар. В искусстве позднесредневековом и ренессансном Христос иногда изображается с чем-то, напоминающим эрекцию — это было нормальным. И в нашей книге этому даются объяснения. Отношение к нравственности было достаточно строгим, но при этом — абсолютно другим, не таким, как сейчас.