Foto: Mārtiņš Vilkārsis

Как отличить своих от чужих и что дальше? Спаситель, агрессор или жертва — мы кто? Почему демократия иногда бесит, но "твердая рука" все равно хуже? Есть ли абсолютная правда? В Театре Чехова прошла третья общественная дискуссия цикла "Без точки над i". Новая тема — "Свои и чужие" — стала продолжением спектакля по жуткой документальной истории: в 1938 году в Москве были расстреляны актеры латышского театра Skatuve. Они выбрали советскую Россию по убеждениям, но их воспринимали как чужих.

"Они говорят на чужом языке. А если завтра война — где гарантия, что они будут на нашей стороне?" — задается вопросом прокурор КГБ, роль которого, по иронии судьбы, досталась покинувшему Россию актеру Шамилю Хаматову…

Вспоминается интервью теперь уже бывших парламентского секретаря Министерства обороны Латвии Байбы Блодниеце с советника бюро президента Украины Алексеем Арестовичем (с 18.37). Блодниеце спрашивала, что Латвии делать с возможными диверсантами и коллаборантами — "местными русскими", они же не ходят с татуировками, по которым можно опознать нелояльных. Арестович советует создать систему, чтобы "доброму русскому хлопцу" было труднее становиться латвийским полковником. "А вот если он командир батальона и начнет дурака валять — его застрелит его же зам и будет дальше руководить батальоном, — рассуждает Арестович. — Никто из латышей не выполнит команды не стрелять по русским — правильно?"

Правильно?

С начала полномасштабной агрессии России в Украине Рижский русский театр им. Чехова перед каждый спектаклем повторяет вслух, что поддерживает украинцев, лоялен стране и просит не переносить на местных русских то, что творят россияне. За два года театр стал прибежищем для пострадавших от трагических событий актеров из Украины, России и Беларуси. Театр ставит спектакли, которые призваны в художественной форме донести до аудитории сложность латвийской истории… Может ли все это дать гарантии, что с этим театром и его зрителями когда-то не повторится то, что 86 лет назад случилось с латышским театром Skatuve в Москве?

На спектакль пришло два бывших и один действующий президент Латвии. Завсегдатаи театра Валдис Затлерс и Раймондс Вейонис и впервые — Эдгарс Ринкевичс. Почему-то обычно фиксирующий каждый свой выход глава государства в этот раз воздержался от поста в соцсети X (экс-Твиттер). Что бы это значило?

"Латышская операция" на сцене Рижского русского театра

Двуязычный спектакль Лауры Грозы "Skatuve В ОГНЕ" отражает события 1937-1938 годов. Времена Большого террора, когда в СССР были проведены так называемые "национальные операции". В частности, в рамках "латышской операции" было арестовано более 22 000 латышей, из которых почти 17 000 приговорили к смертной казни — расстрелу. Театральная программка напоминает, что в тех же чистках пострадали и неудобные представители других национальностей. Например, 200 000 русских.

Жертвой той операции стала и труппа московского латышского театра Skatuve, в которой играла звезда театра и немого кино европейского полета Мария Лейко (ее роль исполняет Инесе Кучинска, а роль ее мужа — Ивар Калниньш). Сегодня этих актеров называют "неудобными латышами": люди левых взглядов сознательно выбрали жизнь в Советском Союзе, при этом поддерживали свою национальную идентичность и стали душой московского латышского общества. А потом власть решила от них избавиться.

3 февраля 1938 года на полигоне Бутово, под Москвой, сотрудники НКВД расстреляли Марии, а вместе с ней — еще восемь женщин и втрое больше мужчин, актеров и работников Skatuve. Мария воспитывала внучку, которая в тот день осталась дома — судьба девочки неизвестна до сих пор.

Seko "Delfi" arī Instagram vai YouTube profilā – pievienojies, lai uzzinātu svarīgāko un interesantāko pirmais!